21 октября 2020 | Цирк "Олимп"+TV № 34 (67), 2020 | Просмотров: 223 |

Маскировочные сети

Ольга Брагина

Авторизованный перевод с украинского языка Павла Кричевского

 

Ольга Брагина - поэт, прозаик, переводчик, критик. Родилась в 1982 году в Киеве. Окончила факультет переводчиков Киевского национального лингвистического университета. Пишет на русском и украинском языках. Автор книг «Аппликации» (2011), «Неймдроппинг» (2012), «Фоновый свет» (2018), «Речь похожа на карманный фонарик» (2020). Стихи опубликованы в изданиях: «Воздух», «Сноб», «Новая Юность», «Интерпоэзия», «Контекст», «Лиterraтура», «Волга», «Двоеточие», «НГ-Exlibris», «Полутона», «TextOnly», «Цирк 'Олимп'+TV», «Артикуляция», «Парадигма»,  «Дети Ра», «Зинзивер», «Litcentr», «Новые вехи», «Литературная Америка», «Spoke», «Всесвіт», «Лабораторія», «Нова проза» и др. Рецензии публиковались в изданиях «Воздух», «НГ-Exlibris», Sygma, «Лиterraтура», «Парадигма», «Цирк 'Олимп'» + TV', «Формаслов». Перевела на русский язык сборник Джона Хая «Акты исчезновения» (лонг-лист премии «Мастер» - 2019). Участница фестивалей «Львовский форум издателей» (2017, 2018), «Книжный Арсенал» (2018), «Контекст» (2019) и др. Стихи переводились на английский, польский, чешский и латышский языки

 

*   *   *

я зашла на страницу переводчика художественной литературы
увидела два пакета вина и бокал в форме тюльпана
написала комментарий «бокал крутой» он ответил «спасибо»
увидела в ленте книги написала комментарий
«у меня есть записки княгини Дашковой,
мама привезла в 88-м году из тогда ещё Ленинграда
там старая орфография — репринт»
получила комментарий «круто»
так проходит мой день смесь страха и скуки
ведь экзистенциальный страх пропасти это уныние неизвестного
а нам известно что вирус где-то в воздухе
на чьих-то ладонях на коже или на поверхностях
прикосновения становятся опасными пугают как ожог
теперь я буду писать тебе комментарии во сколько символов вмещается твое уныние
прикосновения становятся опасными воздух убивает никто не знает что под маской
я тебя не узнаю в этом городе незнакомцев
камеры внешнего слежения больше не считывают твои черты
разве что рост и походка говорят теперь это доказательство
ты это или не ты каждое утро в зеркале
уверяешь себя что ты а не какой-нибудь незнакомец надел твою кожу
твои отпечатки зрачков использует для разблокирования экрана
я буду писать тебе комментарии
когда нас узнают вместе по отпечаткам тел чужих
держись на расстоянии двух метров не переступай границы
как синяки на висках как гематомы на запястьях
как твоя кровь отравленная вирусом одним на двоих

 

*   *   *

будьте внимательны и осторожны
оранжевый цветок расцветает в виске
сердце дрожит нечем дышать
будьте внимательны и осторожны
охапки цветов и оберегов от минувшего зла
остаться должна одна-одинёшенька
собственноручно сшитая тобой маска маленькая
чтобы все молитвы вспомнить которые когда-то слова путали
кто-то должен тебя спасти от себя руки держат грязь
будьте внимательны и осторожны
в местах большого скопления людей
в местах непристойного скопления слов неизлечимых
в твоих дыхательных путях живёт как крот отчаянья
как мотылек огня
вчерашние новости были лучше сегодняшних
надежда покидает города
будьте внимательны и осторожны
вы это уже не вы
узнают знакомые еще соседи иногда но это временно
оранжевый цветок ядовитая память
за углом нашого минувшего лета должна быть
но её там нет
будьте внимательны и осторожны

 

*   *   *

он говорит твои руки словно больничные бинты на шее
молчание как жидкость в лёгких дышать больше нечем
поэтому мы говорим то что не имеет значения то что болит
раскалённым яблоком грусти перетекает из воздуха в кровь
мы здесь по совместительству мёртвые но должны движением тёплых судорог свой подтвердить приговор
мы неизлечимо влюблены в себя поэтому еще живы
он говорит открой окно
пусть воздух этой весны попадёт в комнату
наша кожа пестрит царапинами от реальности
мы боимся прикосновений друг друга слов
тень как обратная сторона света на полу растёт
он говорит открой окно у меня аллергия на этот свет
но мы с ним срослись как сиамский выкидыш
он говорит куда нам двигаться дальше я утвердительно киваю головой
мы понимаем друг друга без слов
жизнь могла быть простой если не усложнять но нет
открой окно там настоящие люди живые идут по делам своим
уверены что это нужно
а мы способны только приметы перечитывать искать в них себя
это словно оправдание нашего существования
из темноты в свет потом снова в темноту
какой сегодня день
там люди в масках из дешевой марли
не узнают друг друга поэтому здороваются
тёплый воздух заставляет биться сердце будто надежда существует
будто в основы нашего существования её вообще заложили
сердце начинает биться сильнее ты идешь куда-то
не понимая куда и зачем захлёбываешься воздухом густым
время не лечит любовь не лечит лекарства не лечат
сама себя не удержишь разобьёшься
мы делаем вид что знакомы он говорит иди

 

*   *   *

смотришь в окно видишь воду прозрачную,
блестящую чешую,
марево клетки из которой стремишься выйти наружу,
теперь вас в зеркале двое
ты молчишь, она повторяет молчание, как колыбельную
это повторяется каждый день снова и снова
как создать себя новую из чужого сна, освободить из рифм
раскрасить белым
ни словам, ни дождю больше не верим мы,
из дождевой тьмы лучи солнца
клетчатые классики, игра детская в мир
кто-то свет включил,
она улыбается снова

 

*   *   *

никакой печали о том чего не существует
для крови в висках есть своя музыка
мы танцевали чтобы грустно тебе не было моё сердце горькое
мы танцевали и грусть эта невидимая тихо в воздухе звенела
не прикасайся убьёт ведь очнуться больше не успеешь
руки твои не держат концовки молитв
это жизнь и она как была так и должна быть
но мы так мало узнаем о себе
детство тела душа-камешек
сахар не размешивать стыд слов
разве ты что-нибудь можешь почувствовать
когда нас выдумали отпустили мелодия жизнеутверждающая
чтобы кровь двигалась быстрее в венах
чтобы реки не угасли от ила
чтобы сердце не остановилось эти капли пить натощак
трижды в день но разве это помогает
тебя никогда здесь не было
только боль напоминает о существовании выдумки
грусть каменных колышков в сердце
кровь с любовью когда-то рифмовали но это уже не наше существование
что-то вспоминать о ритме или рифме
вспомнить лишь вспомнить основание для всего
насыпь с которой падают поезда
сквозняк из окна купе
смиловаться и подарить покой
не любовь не отчаянье не надежду
слишком здесь много всего
как в супермаркете куда  мы попали впервые

 

*   *   *

бурные девяностые возьми свой бокал и пей цикуту
подворотен сонных дворов подъездов спальных районов
тебя выбрали для жертвенника золотом украсили
телец как туша разделённая на сектора на стене висит
если не верили этот мир выживет а так нельзя
что нам делать с ним
рисовать хотел бы возможно но писал музыку
мы выдумываем новые слова
потому что старые ничего не говорят о нас
эта заправка взорвётся скоро
масляные пятна на твоих руках останутся маскировочные сети
к чему маски кому-нибудь видеть твое грустное лицо
это избыток грусти
будь всегда улыбчива и комфортна
иначе напрасно вас здесь посчитали
отрядили в мир
и чего вам здесь больше всех нужно
и что вам здесь не спится сладко не естся по расписанию
никогда не утолить жажду
бурные времена мерцают во тьме ты это совсем не ты
это кто-то другой
и почему вам здесь не живётся как всем нормальным людям
выдумками какими-то забавляетесь зачем эта глупость
сорняки растут осот растёт бархатцы растут
бурные девяностые выбили нас как приз в тире
последнего медвежонка загрустившего
либо ты кому-нибудь нужен либо ты мёртв
выбили пластмассу его глаза из плюша кожи
держи его тело ни тёплое ни холодное возле груди
потому что страхи приходят кого ещё  утешить
кому втолковать как пистолет возле виска
здесь ничего не будет держись на расстоянии от всего вокруг
эта недолговечная история сдерживает нас
иначе здесь давно уже был бы тот свет
а так просто медвежонок механизм которого говорит «агу»

 

*   *   *

волосы терять как память разговоров ни о чём
чёрная земля что родит лишь грусть надежды
мы так не любим друг друга что это уже почти любовь
как магниты которые мы привозили клеили прочно на двери
но ничего здесь не удержать были мы или нет
очертания во тьме солнечного света
на обратной стороне луны живут такие же люди но у них непонятный язык
сквозь запотевшее от дыхания стекло пытаются прикоснуться к чужой руке
были мы или нет никто не знает
выдумывали какие-то глупости будто это оправдание
почему бы тебе не помолчать например
но жизнь как скорбь вод подземных под мостом разбитым в щепки
были мы или нет пусть угадают зачеркнутые глаза икон
имей в виду что сердце колотится пока не станет
ласточкой или воробьём
эти метафоры как заблудиться эти выдумки сна
что угодно может оказаться чем угодно мы это уже проходили
касаешься огня а это застывший лед
вечер холодный оставляет ожоги на коже
красные леденцы-петушки пожар
подуй на воду теперь это жизнь это все должно было так быть
все это касается сна
пока сердце не превратилось в птичку потом нет
пока оно в тюрьме из ребер и кожи бьётся в отчаянии
отсюда никуда не сбежишь тебя выдумали для этого
выдумали как теорему которую невозможно доказать
как бессонницу перед рассветом
когда появляется свет в окнах угадывать очертания чужих снов
одна выдумка не хуже другой должна быть
в конце концов все мы равны по крайней мере в теории
мы так не любим друг друга что теперь мы навсегда вместе
в ожидании на остановке

 

*   *   *

кто погиб за нашу свободу
теперь память должна вспомнить их имена
руки должны вспомнить как зажечь свечу
дым этот запах волос одежды горящей
этот вскрик взрыва война как кинопленка по кругу
едва прочитал титры все сначала
герои которых убили в конце живые улыбаются
но прикосновение причиняет боль словно от пули
никто не станет героем
память это кинопленка которая никогда не закончится
кровь заливает чёрно-белый фон
лицо белое стена чёрная
ты должен выжить хоть пуля разорвёт артерию пополам
словно страна твоя тебя любит взаимностью отвечает
бережёт твой сон
баюкает твое тело что кровью истекает
кто погиб за нашу свободу живёт так говорили нам
и мы верили бессмертие плоти
красная ткань на твоей шее июнь должен прийти
кто погиб но колыбельная
война-война-война дитя мое спи
эти зеленые ростки пробиваються сквозь асфальт
растут порознь не склоняйся ко мне я мёртвый
говорят что живой но нет разве ты не видишь
я больше не вернусь в этот воздух тёплый
в охапку его собираешь что-то потеряешь больше не вспомнишь
отпусти меня разве ты не видишь жизнь была больше нет
оглянись эта страна любит потом убивает одна на двоих
оглянись эта пуля убивает убивает убивает
твое тело разрывает на куски на тёплые ростки в земле
смерти нет

 

*   *   *

город героев забытой войны грезит в дрёме
забери меня отсюда как пулю с плеча
на «Южной» автостанции привкус чабреца в воздухе
мы поедем в темноту себя собирая снова
слов щепки распадаются городом которого нет
все номера телефонов молчат
даже голос узнать не сможешь если ответ будет утвердительный
нас выдумали как и все вокруг
у нас слишком много ошибок чтобы считать это реальностью
мы зачеркнём память дворов и сковород адских горящей земли
начнем все сначала как будто здесь есть начало и текст
говори кажется лишнее
нас выдумали но нам больно словно живые
молчать больно говорить тоже зачем
город героев проснуться должен веревка слишком короткая
от чужого отчаяния скулит

 

*   *   *

земля горит в зоне отчуждения дым обожженная кожа зверей
продукты горения в твоей крови  вместо кислорода в Страстную Пятницу
твои окна грязные от пыли и дыма в Чистый Четверг
да нет честно ты их просто не хотела мыть посуду ещё заставляешь себя
а окна и так как-нибудь обойдется на что там на улице смотреть
редкие прохожие в масках и дышать нечем больше
не выходи на улицу не открывай окна пей много воды
дым застегивает улицу под воротник до шеи
тело наполняет усталостью будто ты не только что проснулась а долго шла куда-то
мозг начинает вспоминать панические атаки десятилетней давности
возможно ты снова начнёшь задыхаться
или не начнёшь будто привыкла к дыму этому
через два дня Пост закончится но аппетит пропал раньше
как рана сознания заживает слишком медленно как пепел раздуваешь ты
редкие прохожие в утренних оттенках дыма
здесь не слишком много вариантов перехода
куда ты идёшь есть ли у тебя какая-нибудь цель которую можно доказать
или просто бродишь в теплой безысходности апреля разносишь свою грусть
что у тебя в сумке сумерки марли
твои умершие смотрят на тебя сокрушённо качают головой ничего не получается
этот лабиринт в центре которого сгорела земля
мёртвые звери с хищными глазами ад в нашем сердце
не выходи из комнаты не заходи в лифт не вдыхай воздух
все пройдёт обещают все должно пройти
вспоминать молитвы забытые со школы прибавлять свои слова

 

Комментарии

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
5 ноября 2020
Замечательному русскому концептуалисту, поэту, художнику, скульптору, прозаику и эссеисту Дмитрию Александровичу Пригову сегодня исполнилось бы 80 лет.
31 марта 2020
В книгу «Убитое время» вошли тексты, написанные с января 2016-го по февраль 2020 года.
19 марта 2019
21 марта 2019 года начнётся в 20:00 на улице Молодогвардейской, 148. Вас приглашают стать участниками акции Ирина Саморукова, Сергей Лейбград и Виталий Лехциер.