20 Февраль 2013 | "Цирк "Олимп"+TV" №6 (39) | Просмотров: 2039 |

Немецкий дневник. Часть первая: октябрь

Екатерина Евграшкина

Часть первая: октябрь

октябрь. 4.

Luft Hansa – было не так страшно, как в прошлый раз, крылья не дрожали, даже спала – но без снов - а внизу микросхемы, неземные станции, рыжие и зеленые, асимметричные, но не могла понять, что это за такие куски совсем без света между ними? ботанические сады? Европа же густо населена... а земля, в которой вот и теперь, Северный Рейн-Вестфалия, особенно Рурская область, грозит срастись в мегаполис… но не случится. островки микросхем - и прорва ночная... садились мягко, как в подушку

ночь в аэропорту – наказание за вежливость: хозяйка ждет утром – а самолет приземлился в 10 вечера – и сразу подарком два часа – несвоевременно… очень хотелось спать, но отчего-то боялось. перевела две страницы зайлеровского Гавроша, пока у ноутбука были силы. и читать, кроме зайлеровского экземпляра «Воздуха» и его же стихов было нечего. потом все же уснула часа на три, периодически просыпаясь, пауком разложив конечности на сумки и чемодан, чтобы проснуться – но не Казанский же

комнатка как на картинках, нравится, я с ней разговариваю и очень крепко сплю. по ночам светотени - и бабочка на потолке. погода - многолитраж дождя. живу в живописном - кругом домики, луны в окнах, розовые кусты в палисадничках - и орехи с каштанами под ногами. перекрасить волосы и глаза в светлое - рядом Wodanstraße и Freyaweg - и только Тацит еще не родился

 

октябрь. 5.

рядом с кафедрой сравнительного литературоведения - ящик с книжками, которые "может-брать-кто-хочет". смотрела. и вдруг черным по желтому: JeanCocteau. Opium. я ее скорее листать и нюхать - и чувствую, туго идет, не читается как-то… а это диакритические значки - не те. оказалось, перевод Кокто на польский. точно есть перевод на английский, на русский, кажется, не переводили. пыталась найти оригинал в библиотеке - но нет

я наврала тебе. тут под ногами не каштаны и орехи, а каштаны и желуди - видела шляпки

 

октябрь. 6.

слушала немецкий аналог «Культуры», попала на диалог с поэтом Михаэлем Крюгером, тема «О смысле и бесмысленности поэзии» - вспоминали Машу Калеко, Дурса Грюнбайна, сам Крюгер читал - запомнилось: "книги смеялись - они больше не говорили", "его жена, профессор философии, умерла, ибо почувствовала себя ненужной своему предмету", "лето кончается, пчела жужжит свой некролог". говорил неплохо, хотя все больше общие вещи - но это и понятно, радио же, не лекция; звонили всякие, читали свои рифмованные вирши – видимо, это на любом языке весело; а еще участниками диалога был выдвинут странный критерий оценки текстов - konzeptionell и absichtslos - что-то вроде "соответствуя концепции" и "без определенного намерения". оперировали этой оппозицией довольно странно, и так и не стало ясно, что они имеют в виду - заработок или невнятное «письмо-как-пойдет». диалог надломлен музыкой - Транстремер играл Стравинского

а в книжечке современной поэзии о любви – почти в ладонь - все тексты поделены составительницей на разделы - "любовь", "эротический момент", "партнерство и эмансипация", "супружество", "любовь и общество" и проч. – немецкая дотошность классификатора? начала читать с послесловия, чтобы найти этому объяснение, и, действительно, составительница подчеркивает, что целенаправленно отказалась от герметичной лирики Целана, Айха, Кролова и др., поддерживая позицию Бринкмана, который в 1969 "элитарной герметичной лирике" противопоставил необходимость поиска "новой лирической чувствительности", открытия нового лирического субъекта, "преодоления пропасти между переживающим эмпирическим и лирическим Я" - уже меньше жду от антологии, но все же более-менее сложные тексты там есть – Вольфдитриха Шнурре, например

каштаны - обычные, мне кажется. картошку с орехами помню, конечно…

 

октябрь. 7.

к "новой искренности и чувствительности": эта мадам в послесловии далее вообще цитирует некоего Юргена Теобальди с его эссе "Заметки о некоторых тенденциях в западно-германской лирике" (1975), и тот якобы призывает к "сокращению эстетической дистанции/различия между стихотворением и опытом, который привел к его созданию... до того минимума, который требуется только чтобы отличать стихотворение от других форм высказывания..." сразу за этим требованием встает еще одно - вполне предсказуемое: "устранить различия между искусственным языком поэзии и языком повседневности - в прозе". в общем, он ратовал за поэтику безыскусности

каштаны - обычные, я имела в виду, конские. сравнила по картинкам - нет, такие есть нельзя. тут тебе не Париж, чтобы съедобные каштаны под ногами валялись, так что варила одну картошку

сегодня пошла гулять в парк, который совсем рядом с домом, читала там на скамейке – солнце, тени. когда возвращалась, незаметно попала на протестантское кладбище и заблудилась там. я знала, что поблизости кладбище, но что оно такое большое и начинается сразу под окнами, вместо огородов – мои смотрят на жизнь, соседские луны Gerther Straße, где в соседях – дверь à la Jugendstil… а с другой стороны крыши - ангелочки и кладбищенские подсвечники

 

октябрь. 8.

сегодня приснился очень красивый сон о Сатурне: сначала он был маленьким, как Марс, который ты мне показывал, деформированный по краям из-за колец (но их самих было еще не различить). мы за ним охотились на велосипеде. а потом я бежала одна то ли к нему, то ли домой за фотоаппаратом - но улица заканчивалась огромным телом Сатурна, упавшего в гравитационное поле Земли, и не прилипшего к ней целиком, видимо, потому что мешали кольца...
утром я, правда, вспомнила, что примерно в той же перспективе увидела Сатурн с одного из его спутников накануне вечером (выдохни - всего лишь по телевизору...). немного разочаровалась, но смеялась, когда чуть позже в тот же день случайно наткнулась в новом для меня районе Бохума на магазин техники «Saturn», о существовании которого я, естественно, не знала

 

октябрь. 13.

читаю рассказы Ульрики Дреснер - пишет интересно, очень динамично, включает англо- и франкоязычные финты, некоторые тексты даже сложно читать - но все же это вполне себе занимательные рассказы, остросюжетные, для развлечения... "произведения современного ужаса" как в одном отзыве сказано

у меня тут еще и огромная вкусно пахнущая книжка "Jugendstil" с грустной, обиженной, но все еще смотрящей и прислушивающейся, и все-таки наполовину замкнувшейся фарфоровой лисой Эрика Нильсена

 

октябрь. 15.

вчера - планетарий, «Chaos & Order: A mathematic Symphony» - то плавали, то летали, то засасывало, то выплевывало - под полу-минималистскую полу-электронную музыку - началось все с фигур (кубов, спиралей и икосаэдров и проч.), а в последней части симфонии были фракталы - и все это кружевное, паутинное, сетчатое, разноцветное, то как плесень, то как сталактиты... и цифры, корни - все такое выпуклое... дышало глубоко

сегодня начались занятия. составила себе расписание. вот, что я выбрала:
"Романы о картинах, картины в романе" (сегодня, например, говорили об эстетических концепциях Платона и Аристотеля, Зевксисе, мимезисе, про дочь гончара Бутада, Дедала и Арахну... еще было несколько картинок из Рене Магритта – где мольберт продолжает начатое морем (или наоборот, раз и море не море?))
"Теория интертекстуальности"
"Лирика заставляет нервничать!"
"Курс чтения Фуко / По" – читать По, держа в голове недавно прочитанное у Фуко
"Теория литературы" («литература как текст», «литература как структура», «литература как след», «литература как дискурс», «литература и гендер» и т.д. - так звучат темы лекций)
"Европейский декаданс" – посмотрим, о чем немецкое «Наоборот»
а два года назад были проза Целана и экспрессионизм…

 

октябрь. 17.

вовсе не сыро, хотя дождь частит - в этот раз выносимо. перепонки писать не мешают, а жабры чищу ветошью – от шелудивых желудей - и сушу на батарее. и очень нравится, что одна, отдыхается, спокойно

нашла книжную уценку - пока А. Шницлер (для семинара по декадансу, и так просто - мне нравится то, что у него читала – Traumnovelle, австрийский fin de siècle)

ты читал у Б.Виана Мурашки, Блюз для черного кота и Дохлые рыбы? небольшие такие штуки.
...он повернулся на другой бок и стал так напряженно думать, что воздух толчками выходил наружу, и в конуре стало душно. правда, щели в полу и подстилка пропускали немного воздуха, но от этого лишь сильнее пахло тараканами, да еще воняли улитки, у которых началась течка...

улитки не пахнут. совсем. мне ли не знать! но виановские совершенно очаровательны, не отказалась бы

тебе - Шнурре

 

октябрь. 18.

сегодня был семинар по поэзии Lyrik nervt! (как оказалось - цитата из Энценсбергера. формулировка тем в плане семинарских занятий – «Reim dich oder ich fress dich“ - „рифмуйся, или я тебя сожру“, „Globabel“ – global + Babel (Вавилон) – о поэзии в переводах). Frau Heimgartner начала с того, что читала вслух стихотворение и предлагала узнать, кто автор. первым был Кристиан Моргенштерн с набором звуков вместо слов, вторым - Джон Донн (читала на английском). а потом была Бахман. с текстом, который в твоей книжке (грязно-молочной?) первый самый. про собак, рыб и шнурки. я его сегодня первый раз в оригинале услышала
потом Frau Heimgartner стала раздавать листы с самыми разными стихами - кому хотела, наобум, не всем. и нужно было выходить и вслух читать. так вот и мне дала. я думала, язык рассыпется в прах от страха. потом вообще оказалось, что попался один из самых трудных текстов - Гельдерлин, причем, видимо, поздний, нечитабельный и нерегулярный...
а потом распределяли темы на следующее занятие: "самое короткое стихотворение", "самое длинное", "стихи, которые пробуждают отвращение", "стихи и изобразительное искусство" и проч. я захотела взять "стихи с цветами" (в смысле - зеленый, желтый и т.д.). сразу подумала про Тракля и Дрезнер - помнишь, где все меняется местами. у Тракля так и вовсе абсолютная метафора и синестезийный первичный бульон) в общем, я уже придумала, какие тексты еще возьму (кусок из Гете, Целана, Вагнера, Эссига (из новых) и Мюллер, у которой цвет вообще внетекстово заявляет о себе) и о чем буду говорить. но интересно, и вообще методически ненавязчиво и здорово Frau Heimgartner, видимо, сумеет коснуться самых разных имен и самых разных текстов - и подвести всех к этому

улитки ничем не пахнут - и это установленный факт – как и тот, что они не вызывают у человека аллергии - попробуй их вытащить из земли - и все. улитки не смогут пахнуть сыростью и землей без земли

у Шнурре не простая "записка", а заключенному и от заключенного... жаргонное Kassiber - причем у Шнурре таких "записок" по всем сборникам рассеяно... я его взялась переводить из-за "по-грибному разломанного асфальта" и "пробирки ужаса". но почему-то думала, тебе про луну меньше понравится. "записка" же - из вполне себе апокалиптичных, как мне кажется, где это самое Оно - то, что нельзя назвать и осмыслить. и если заклинание - то скорее в ритмическом плане и синтаксических повторах - но может быть

сегодня нашла в уценке кучу всего интересного: биографию Лемпицки с фотографиями и картинками, очень красивая книга, хотя бумага дешевая, желтая - но пахнет хорошо, и страниц много; потом странные сжатые и концентрированные стихи Хильды Домин - и ее же лекции по поэзии, пока только листала - любопытно; не удержалась и от симпатичной, где собраны тексты о Луне - проза и стихи - века с XVII; ну и книжка Как возникают стихи - Норберта Хуммельта, за перевод которого я никак не сяду

 

октябрь. 19.

про читать вслух на семинаре: подозреваю, все вполне прозаично - так больше народу познакомится с большим количеством текстов. хотя и некоторый тренинг в чтении вслух - почему бы и нет? там, естественно, не все тексты были замысловатыми - были и вполне на декламацию нацеленные. недостатков в таком чтении полно, но, с другой стороны, что-то остается на слуху

вот и тут уцененные книги стоят 1-2 евро... так что ты меня понимаешь. и Мюллер, между прочим, - невероятно красивые книжечки в ладошку с шелковыми закладками - уж ее-то, я думала, здесь читают! приезжай в гости - хоть часть книжек увезешь ;-Р

читаю Мюллер DerFuchswardamalsschonderJäger - Лиса уже тогда была охотником - кажется, прямая интерпретация и смелая модификация тоталитарных мотивов кафкианского Замка (странности похожи еще слегка и на павические и виановские): много аллегорических моментов, красивый поэтичный язык - концентрация простых констатирующих предложений, как ремарки в сценарии - без тени удивления насчет алогичных и странных событий: тут тебе и тополи разрезают пространство и задерживают ветвями тени людей, а когда те останавливаются - тени их догоняют, и у кошки в глазах остаются увиденные ею сцены - она ревнует (но это мой вывод) мужчину, который подобрал ее слепым котенком (и кстати, первым в ее глазах, когда она их открыла, был его образ) - и ходит наблюдать, как он спит с другими женщинами - и все по кошкиным глазам знают, кто был его очередной любовницей... при этом кошка всегда поедает своих новорожденных котят - и неделю после этого картинки в ее глазах не сохраняются - и все хотят этим воспользоваться и подкупают кошкину хозяйку, чтобы она им сказала, когда эта неделя наступит... там есть лисья шкура, у которой вдруг отваливается хвост и выясняется, что лиса-то не простая... ну и странная грубая - но редуцированная и ненавязчивая - эротика... огромное количество очень интересных странных деталей - хотя и не всегда понятно, какова их функция, если есть вполне прямые моменты - допросов, злоупотребления начальственным положением, злопыхательства? из переведенных романов Мюллер, насколько я поняла, только Качели дыхания (М. Белорусец) и Зверь-сердце (Г. Снежинская)
крамольная мысль - перевести

сегодня был семинар по лингвистике текста. выясняли, что считать и что не считать текстом (там были комиксы, чек, афоризм, диаграмма и проч.) я долго смеялась, когда одной группе достался визуальный текст "порядок / беспорядок" Ульрикса - помнишь? показалось, что они не поняли, что это такое, хотя там стояло имя автора - и почти единогласно решили, что это не текст - и я умничала, доказывая им обратное, что, мол, это пример конкретной поэзии - а поэзия уж точно имеет дело с текстами - и эти-то тексты плевать хотели на когерентность и эксплицитные средства когезии

 

октябрь. 20.

но мне кажется, романы переводить страшно. ты пока сидишь над ним, достаешь всех вариантами - а кто-то взял уже, перевел его и опубликовал до тебя. тем более знаменитую Мюллер. и иди потом доказывай, что лучше написать, что у лисьей шкуры были не "ноги", а "лапы" - хоть в оригинале и стоят именно "ноги". а если быть совсем точным, то "стопы"... стоптанные лапы

дочитываю, очень нравится. там несколько раз упоминается Чаушеску - и кстати, больше к концу романа, в начале это некий "диктатор с блестящей чернотой в глазах", а в другом месте совсем с другим образом: "все, что блестит - смотрит" - там везде в кабинетах официальных лиц его портреты. почитала про него и про Румынию. а роман-то актуален! там же нашла: "Репрессированная румынская писательница Герта Мюллер во время режима сбежавшая в Германию и оставшаяся там, большую часть своего творчества посвятила обличению режима Чаушеску". и Зверь-сердце, видимо, в том же русле
интересно, что "одним из направлений внутренней политики была борьба с абортами. в 1966 году был принят закон, который запретил продажу контрацептивов женщинам, у которых было менее пяти детей. впоследствии была создана система мониторинга за беременными". а в книге одна из главных героинь как раз решает сделать аборт (она влюбляется в женатого агента спецслужбы (типа советского КГБ и гдровского Stasi), из-за чего, кстати, у нее портятся отношения с ее подругой, которая, наоборот, всячески подозревается в инакомыслии - и у которой с лисьей шкурой происходят странности). вот пока непонятно, что там в итоге получилось с этим абортом. но, кажется, внимание на нем, с точки зрения реальной политики того времени, не заостряется. но все равно интересно
...а среди уцененных книжек лежала толстенная Дневники и записи А. Политковской на немецком. и первая глава называлась "Как с приходом к власти Путина в России закончилась парламентская демократия"...

 

октябрь. 21.

списалась с Эссигом, он 1-2.11. будет в Кельне давать интервью на радио, предложил тогда и встретиться

агент в романе не совсем плохой, он позволяет героям сбежать. и при свержении Чаушеску сам тихонько перебирается в Вену - и оттуда ждет свою подругу

время сейчас все свое, к самой себе его ревнуешь

начала роман Игры Дреснер. пока скучнее, чем рассказы и стихи

 

октябрь. 24.

сегодня утром сидела спокойно читала (на пары надо было к 14), и вдруг в двери поворачивается ключ. входит хозяйка. конечно, не ожидала меня увидеть дома, обычно же я ухожу рано. с ведром, она собиралась лестницу мыть и хотела набрать у меня воды, чтобы не нести на третий этаж. но без стука же. и вообще. пусть еще хоть кто-нибудь мне скажет, что немцы порядочны и уважают чужое личное пространство. или это исключение? тогда почему в этих исключениях отказывают русским в своем отношении к ним?

у Дреснер - тема границы истории и личной биографии. бэкграундом - события Черного сентября во время олимпиады в Мюнхене 1972 г., взятие палестинцами израильских спортсменов в заложники. залезла в википедию, сравнила русскоязычную и немецкую версию, интересно, насколько по-разному оценивается то, как террористический акт вообще оказался возможен... по русской версии, из-за попустительства со стороны баварской администрации (Дреснер включает эпизод об этом), в немецкой - об этом ни слова... а между тем, Израиль отказался освободить более 200 палестинских заключенных, заложники и террористы были убиты, а через день олимпийские игры возобновились под девизом the games must go on
я думала, в масштабах так не бывает

 

октябрь. 25.

был семинар, где я должна была с цветами
"стихотворение, пробуждающее чувство отвращения" – Падаль Бодлера, кажется скорее очевидным. Ведь и Бенн с Моргом. хотя, с другой стороны, я не знаю, насколько текст был знаком большинству. здесь же нет такой хронологически-постепенной системы преподавания истории литературы. был нечитабельный, но при этом декламируемый Арно Хольц. в теме "стихотворения и живопись" была подобрана картина К.Д. Фридриха под соответствующий текст позднего романтизма... "самый короткий" текст был вполне обычным стихотворением в 10 строчек - разве это короткий? "самый длинный" – Howl А. Гинзберга, читали хорошо, с подвываниями. но я хочу сказать, что одни наши семинары по анализу художественного текста как-то тяжеловеснее, что ли – а ведь еще много чего - хотя с другой стороны, здесь есть свобода выбора

 

октябрь. 27.

и романтическое и биографическое - хорошо. вот Дитрих и Ремарк и вовсе бытовое обсуждали - борщики и желудки. вот например:

Не солить!
только gesteamt (готовить на пару).
Я подумала: вот придешь ты домой и захочешь, наверное, чего-нибудь горячего. Целую...
Позвоню позже.
Пума

и в ответ:

Милая, сердечное тебе спасибо! Если бы ты опять сварила для меня — завтра — горшок вкуснейшей говядины в собственном соку, думаю, я был бы спасен. Я набрал вес и должен отныне сам собой заниматься, потому что могу употреблять в пищу «бройлерное» и заказывать сюда разные блюда.
Тысячу раз благодарю и обнимаю...
Р.

ах

 

октябрь. 31.

мы тут в воскресенье часы переводили, так что с Москвой разница теперь три часа. а с тобой - 5? 6? 7? 8?

Бонн - чудесная поездка, отдельная комната, в первый вечер ездили в Генеральное консульство - как кусок России, кормили вкусно - русским, а водка почти целиком осталась нетронутой - потом два дня острили на сей счет. по Канту приехал, оказывается, один мой знакомый (три раза вместе на Ломоносовской конференции в Москве пересекались), мы с ним соседи (он в Эссене), пишет о лингвокультурологических особенностях типа текста "читательский отзыв" - "это вам не "письмо читателя"! - этим он доказывает новизну и актуальность... (здесь - зевать)

на конференции были самые важные люди обеих программ (Канта и Ломоносова) - Павлашек и Праль - но первый почти все три дня молчал, и сложилось впечатление, что он только своей бумажно-чиновничьей частью и занимается. Праль, напротив, очень интересный, вещал - на безупречном русском - про наши тухлые „Вестники“, где нулевой индекс цитирования. это все так, „Цирк Олимп“ с этой позиции для меня намного больше полезен, чем две мои ваковские статьи - потому что просмотров (которые еще можно отслеживать) в разы больше. но где взять иностранную публикацию, если там в принципе иная система, и все не так просто?
куча очень эрудированных, невероятно активных ребят - с ходу обсуждали проблемы образования, юридические проволочки, миграцию / мобильность среди молодежи... и достаточно глубоко. ко мне после выступления несколько человек подходили, говорили, что доклад интересен, один историк, занимающийся "незапланированными собраниями, то бишь сходками, древних римлян" задал интересный вопрос - про то, что считать случайным и неслучайным в тексте (в дополнение к одному моему высказыванию). одна девочка спросила, состою ли я в Союзе германистов, я всегда думала, что там заоблачные требования к членам - а оказывается - по ее словам - так мне туда дорога коврами персидскими
кроме моего доклада - никого с поэзией и никого с переводами. была интересная заявка на "язык сна как предмет интердисциплинарного исследования" - но анимационная презентация спящих мишек и восторги на предмет того, как сон важен и интересен… и я передумала задать вопрос про то, как именно она хочет говорить о языке сна, о каком именно языке - ведь не рассказанный, не записанный сон не является дискурсом / семиотической системой ну и т.д., но можно и с позиции психоанализа, и про “изобретенный“ сон – в литературе но там и без моего терзали вопросами. а вообще на каждый доклад было по семь минут вместо обещанных 10, но я обнаружила тенденцию, что наш секретарь - социолог и экономист, поляк, свободно владеющий, по крайней мере четырьмя языками - откровенно давал больше времени тем докладам, которые были интересны лично ему (я в их число, как ты, наверное, догадываешься, не входила) - и некоторая скомканность - вплоть до головной боли - привносила некоторую долю сомнения в том, не для одного ли отчета на самом деле все это затеяно –
но кто кому был интересен – беседовали после

потом гуляла по ночному Бонну - он откручивает всем головы! (две – мужская и женская - перед кафедральным собором, звериная - в аптеке с названием "Единорог")

2012.

 

Вторую часть "Немецкого дневника" читайте здесь

 

Комментарии

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
2 Ноябрь 2017
«Цирк «Олимп»+ТВ», Радио «Эхо Москвы» в Самаре и информационное агентство «Засекин» представляют вторую литературную контекстную акцию из цикла «Поэзия в поддержку прямоговорящих» - «Накануне революции: 1917 – 2017».
13 Апрель 2017
Информационное агентство «Засекин», «Цирк «Олимп»+ТВ» и Радио «Эхо Москвы» в Самаре 14 апреля 2017 года с 19:30 по московскому времени представляют литературную благотворительную акцию «Вкус времени: поэзия в поддержку прямоговорящих».
19 Февраль 2017
Выдающемуся русскому поэту, эссеисту, публицисту, гражданину и человеку Льву Рубинштейну 19 февраля 2017 года исполнилось 70 лет!