29 Апрель 2013 | "Цирк "Олимп"+TV №7 (40), 2013 | Просмотров: 2268 |

Немецкий дневник. Часть вторая: ноябрь

Екатерина Евграшкина

 

Первую часть "Немецкого дневника" читайте здесь

 

ноябрь. 1.

вернулась от хозяев - платила за ноябрь - поили белым рейнским вином, и пирог в дорогу!
вставать рано утром, в 8 надо уже быть в Кельне - на интервью вместе с Эссигом

сегодня дивилась отсутствию людей на улицах, сбившемуся расписанию транспорта - и только когда увидела совершенно безлюдный кампус с мусором а ля перекати-плиты, поняла, что сегодня выходной! а у меня все изнутри чесалось по факультетской библиотеке - и именно сегодня

про случайное и неслучайное в тексте - очень сложный и очень интересный вопрос. мне кажется, нужно выбрать точку отсчета. например, ты работаешь с определенными лексемами, синтаксическими структурами, твоим метафорическим творительным, к примеру, смотришь, переделываешь, возвращаешься. на уровне означающих законченный текст с этой позиции, пожалуй, не может быть случайным. а вот когда кто-то читает твои творительные и замечает случайную рифму в твоем подчеркнуто безанжанбеманном тексте, или начинает подозревать тебя в ложной этимологии (когда ты и не думал об этом) - это случайность - которая все равно необратимо включается в общую систему смысла

 

ноябрь. 2.

вот это было утро так утро. встретились с Эссигом, договорились, что он возьмет меня с собой на радио, поэтому, собственно, мне и пришлось так рано ехать. WDR - Восточно-германское радио; куча аппаратуры, все дружелюбные; между программами - классическая музыка, мы застали вальс Хачатуряна; собственно, это было не совсем интервью, а спонтанный разговор о последней книге Эссига – HolyShit: все о проклятиях и ругательствах, как сказал сам Эссиг - и реклама для книги. все, кто присутствовал при записи, за стеклом, вместе со мной, отсмеяли себе все внутренности, к примеру, Эссиг упоминал несколько ругательств для полицейских - и разницу в размере штрафа в зависимости от ругательства – Sau или Schwein, свинья или свиноматка - ну и, конечно, за те несколько минут, что он там был, они с его собеседником упомянули уйму непереводимых, но очень колоритных и веселых немецких ругательств. книгу про ругательства он обещал мне прислать. в этот раз привез Übergangenes - книга очень красивая, на глянцевой бумаге, формата художественных альбомов и - с фотографиями Манфреда Коха. книга еще и перевертыш - с другой стороны французский перевод. потом мы гуляли по мосту Гогенцоллернов и выбирали самые заметные замки, сидели в кафе и говорили об очень интересных вещах, он весьма язвителен, опять намекнул, что надо бы наизусть стихи учить - но я не могу, столько раз пробовала, запоминаются одни фрагменты, строчки, то, что очень нравится, дальше - никак. но в остальном – о поэтах - о ком только не - кто мне интересен. и про Дреснер он спорил - насчет прозы, и другие ее романы советовал. но мало времени было, в 11 уезжал уже

на обратном пути вдруг - огромное складообразное здание, на котором написано procasa! - я бы еще добавила "мы пестуем средневековые традиции"

мой сосед по поезду читал глянцевитые комиксы, одна из глав называлась Ворон. через несколько страниц обнаружилась картинка мыша, держащего овальный портрет мышки, а в говорительном пузыре над ним четко было написано Lenore... я все пыталась отследить nevermore - но так и не смогла. зато когда стала читать свою книгу – Как возникают стихи эссе Хуммельта - там через страницу был пример из TheRaven

моя точка зрения вовсе не закрепляет авторский повтор, она исходит из конкретного, законченного и объявленного таковым текста. каждый новый текст может быть написан иначе - но доля случайного в нем опять же будет варьироваться в зависимости от степени неоднозначности письма - а неслучайное будет пускать корни, прежде всего, в выборе слов и структур

 

ноябрь. 6.

прочитала книгу Хуммельта и Зиблевски Как возникают стихи - взгляд поэта и издателя; Хуммельт объясняет отказ от заглавных букв и знаков препинания - достаточно предсказуемо, но вот с логикой постановки заглавных букв в поэзии ссылается на Георге как своего рода первопроходца - там интересно. по Зиблевски, кажется, вообще все поэты нытики и рисовальщики; он осторожно, но все же опирается на фрейдовскую теорию сублимации, и сам предлагает всевозможные классификации - от возможных "поводов" к созданию текста до типов поведения поэтов по отношению к издательству и собственным текстам, в общем, всего того, что классифицировать не целесообразно, как мне кажется. что бы ты сказал о вот таком: "Без мысли о публикации не только не был написан ни один стих, но не появилась ни одна мысль о сочинительстве. при этом авторы часто думают не об одной единственной публикации". мне сразу вспомнился совершенно иной пример - Тур Ульвен

сейчас читаю сборник эссе У.Дрезнер Читать прекрасных женщин, нравится, расскажу. и закончила выборку из сборника Б. Кёлер 80-х г.г. думала все же, будет интереснее, но есть, о чем писать

 

ноябрь. 7.

итак, в основном интересные, ненавязчивые эссе У.Дреснер - Читать прекрасных женщин - это девять текстов, из не самого известного биографического материала и анализа некоторых литературных вещей - о А.Дросте-Хюльсхофф, В.Вулф, Г.Стайн, И.Бахман, Ф.Майрёкер, имена, о которых я услышала впервые - Marcelle Sauvageot, Michèle Métail и Antonia S. Byatt. девятый в списке - Флобер с Госпожой Бовари, на том основании, что он сам высказывался "Madam Bovary, c'est moi" - причем это высказывание можно интерпретировать по-разному, что Дреснер и делает, уделяя, главным образом, внимание попытке женского письма - забавными кажутся рассуждения о том, что наряду с подробным описанием туалетов нигде не встречается описание сумочек, в чем Дреснер видит доказательство "незаинтересованного в этом важном предмете мужского взгляда" (сравнивает с Толстым, Фонтане) и каким образом госпожа предохранялась, если у нее родился всего лишь один ребенок, да и то после двух лет брака? (тут, мне кажется, Дреснер дала лишка, хотя очень может быть, что это был умышленный ход - она довольно часто остроумничает и насмешничает) - но интересный анализ имеющихся переводов на немецкий, деталей (головных уборов, мотива "сосуда", принимающего самые разные формы в книге) - ну и, конечно, смакование моего любимого эпизода с каретой

Вулф - MrsDalloway и TheWaves - хотелось бы, конечно, про Орландо - в этом эссе иногда срывается в очевидное - например, про поток сознания - но все-таки развивает иначе, свое. захотелось снова попробовать Волны - единственное, что я у Вулф читать не смогла - а там, оказывается, такие страсти
ты знал, что MrsDalloway долгое время называлась TheHours  - как роман Каннингема и одноименный фильм?

Стайн - примеры из Thefirstreader - и удивительно качественный перевод на немецкий (самой Дреснер?)

в тексте о Бахман просматривается какая-то почти противная журналистская дотошность, в некоторых местах чуть ли не откровенная неприязнь (но почему меня это вдруг так задело? - эссе же не хвалебные гимны), сама Бахман рассматривается как "медийный автор". ты знал, как она умерла? Рим, горящая сигарета в постели. умерла через месяц в больнице - от ожогов. а другая версия - она была наркозависима, в больнице этот факт умолчали - и Бахман умерла от того, что не могла употреблять необходимые ей лекарства. интересно, что днем раньше я наткнулась на стихотворение Б.Кёлер Ингеборг Бахман умирает в Риме, там есть эта самая сигарета -

Marcelle Sauvageot - больная туберкулезом писательница - начало 30х - получает от любимого человека письмо ("Я женюсь, но дружба с тобой, конечно, останется") - и начинает писать полубиографический роман в письмах Почти целиком твоя, где Другой, собственно, голоса не имеет. думаю, ты понимаешь, о чем я; показалось странным, что Дреснер включила эту даму, примеры из текста скорее банальны (когда она прочла эти строки, "комната закружилась, и она почувствовала, словно острый нож погружается в мясо"). но книгу хвалили Клодель, Валери. хм... иногда рассуждения самой Дреснер казались более сложными, чем то, о чем она рассуждает; и постоянно в них появлялось это ужасное генерализующее "мы": "вместе с... мы видим... мы понимаем... мы читаем грамматику любви...". хотя я же не читала, может, не права

до остальных пока не добралась, потом расскажу - но Майрёкер очень долго - до самой его смерти - жила с Яндлем и внешне чем-то похожа на Герту Мюллер

понравилось, что Дреснер начинает книгу с остроумных квазиопределений понятия "schön", потом намечает главы по каждому автору - "Frauen" (свободные книго-био-данные с советами, что еще почитать по/у каждой даме/ы), и переходит непосредственно к эссе - "lesen" (целиком книга называется SchöneFrauenlesen). вот что мне понравилось из определений "прекрасного" ("красивого"):

анатомич. все или ничего (видимо, имеются в виду барышни, которые хотят быть красивыми с теневой стороны печени до срединной складки ушной раковины)
литерат. общее: "schöne Literatur" - речевой оборот 19 века, все, что не научно, т.е. то, что бесполезно, но что при чтении доставляет удовольствие. связано с диваном, наслаждением, шоколадом (! – знак мой, Е.Е.) итак, то, что, полезно, хотя и некоторым иным образом.
специф. Гете: " еще больше Вульпиус!" (тут я смеялась минут десять)
ну и т.д.

Эссиг прислал свою книгу о ругательствах - я отсмеяла себе все прочь! а еще он работает над новой книгой и просил присылать ему всякие высказывания и метафоры, связанные с морем - названия морей на двух языках мы уже обсудили, там больше совпадений. еще вспомнила про фольклорный "море-океан"

 

ноябрь. 10.

Michèle Métail - перформансистка, в молодости экспериментировала с голосом и микрофоном. известна 2888 дунайскими стихами из бесконечного стихотворения, написанными, видимо, под впечатлением от общения с Ф. Майрёкер, австрийской культуры и немецкого языка, потому что текст представляет собой своеобразную оду генитиву (родительному падежу):
0001 начало
0002 трудности начала
0003 угол трудности начала
0004 градус угла трудности начала
0005 измерение градуса угла трудности начала
0006 приборы измерения градуса угла трудности начала
0007 склад приборов измерения градуса угла трудности
0008 лишайник склада приборов измерения градуса угла
0009 распространение лишайника склада приборов измерения угла и т.д.
мой перевод неказистый, потому что в оригинале, по идее, идет расчленение привычных немецкому длинных многосложных слов, а в них часто значения составных частей не сохраняются, и немец может узнать к примеру в метэевском "Sucht des Gelbs" (мания желтого) Gelbsucht - желтуху. но не всегда все так ладно и красиво, как в этом случае. в общем, мне понравилось, как ты, наверное, заметил, каждый стих, начиная с 6, содержит шесть коленцев, так вот за 2888 там, видимо, чего только не всплывает:
0120 орган вкуса вопроса опыта парения облака
0121 рот органа вкуса вопроса опыта парения
0122 язык рта органа вкуса вопроса опыта
0123 кончик языка рта органа вкуса вопроса
0124 вершина кончика языка рта органа вкуса
0125 сучья вершины кончика языка рта органа

Antonia S. Byatt - Антония С. Байетт, получила премию Букера (1990) за роман „Обладать“ опубликованный на русском языке в переводе В. Ланчикова и Д. Псурцева, он переведён на 26 языков и включён в университетские программы во многих странах мира

вот так вот. Дреснер же в основном разбирает ее тетралогию. мне понравился кусок про отгадай кого (перевод - с немецкого):
"Их дома были самыми разными - восхитительными, некоторые - нежного лимонно-желтого цвета, некоторые - цвета темной розы, некоторые - цвета сажи с зеленоватой кислинкой, некоторые - с лихими полосками темных спиралей на желтом, цвета кожи, некоторые - с кремово-белыми спиралями на розовом, некоторые - с одной единственной темной полосой на золотом фоне, некоторые - как призраки, с серо-беловатыми витками на белом цвета известняка... Их сизые прозрачные тела мерцали собственной секрецией, их изящные щупальца дрожали перед головками, пробовали воздух, осторожно держали в обозрении происходящее вокруг..."

соскучилась по моим

 

ноябрь. 11.

улитки, да

авторы с падежами: творительный позволяет оборачиваться то тем, то другим, помогая медленному превращению одного в другое. генитив у Métail структурный элемент, сам ради себя - и эффект поэтический возникает благодаря ему и моделированию отношений принадлежности. творительный самый креативный в этом плане. именительный - будет что-то вроде "шепотробкоедыхание". родительный - что к чему относится, привязано. дательный требует осторожности (кому дать) и достаточно прямолинеен; винительный хорош когда его употребляют не с переходными глаголами, например, жить тебя, лису, улитку, гриб. предложный был в детстве моим любимым, потому что, чтобы его определить, надо было подставлять глаголы думаю / мечтаю, и он был всегда с предлогом - о - получалось, что мечтаешь то о коровах, то о семени, то о шестистах тысячах ста тридцати шести парах чулок / носков 

а вот тебе ругательство из новой книжки Эссига (я, кстати, говорила, что его фамилия переводится как "уксус"? и он ее всячески везде обыгрывает, например, в своей книге "Уксусные эссенции"):
Готфрид Бенн о Вильгельме Лемане: "Когда я читаю стихотворение Вильгельма Лемана, я все время думаю, что, по сравнению с этим, улитка - позвоночное".
и еще:
Георг Гейм о Стефане Георге, Райнере Марии Рильке, Петере Альтенберге: "Не читай этих людей, этих дураков, Георге, Рильке, Альтенберга. Они все больные, которым нужно лечиться и которые исполняют на костылях своих стихов хромоногую пляску святого Витта. Право, они все мне не по нраву." - после такого соседства захотелось почитать Альтенберга

а это - из средневековых проклятий тем, кто умыкнул книгу (надо бы что-то такое и для наших библиотек ввести, м?):
Барселона, позднее Средневековье: "Пусть для того, кто эту книгу украдет или спрячет и не отдаст ее владельцу, книга обернется змеей в руках его и станет мучить. Пусть разобьет его паралич и отсохнут его члены [...] Пусть книжные черви источат его внутренности... и когда он наконец подвергнется последнему наказанию, пусть навсегда сожрет его пламя ада".
по-моему, отлично, особенно про двусмысленных книжных червей, которым из-за вот таких вот книга почитать не досталась

ноябрь. 13.

на семинаре по декадансу разбираем "Наоборот" Гюисманса. помню, как я в свое время охотилась за ним - последнее издание, кажется, 2005 г., попало ко мне уже после того, как мы сдали зачет. помню, что не дочитала, была разочарована и проч. теперь вот снова - на немецком. говорили сегодня об экстравагантной гендерной мешанине. очень сложный язык - и, кажется, здорово переведено. у тебя, кстати, эта книга есть?

знаешь, что мне здесь нравится? желтенькие карманные книжки издательства Reclam как будто специально подогнаны под университетскую программу - а все книжные магазины окрест выкладывают их отдельно, чтобы сразу можно было найти - и становится понятно, какие семинары по каким произведениям проводятся в этом семестре. т.е. найти можно все и всегда. а у нас куча всего редкого - на зарубежке как красной тряпкой помашут перед носом - а найти невозможно
редкого или непереведенного

 

ноябрь. 15.

видимо, одна из таких книжек – Малина. держу в руках вот. а перевод-то есть, оказывается, 1998 года, С.Е. Шлапоберской (1921-2007), нашла и рецензию на книгу Е.Соколовой, кажется, переводчицы Вариаций без темы Д. Грюнбайна. я пока рецензию не читала, хочу сначала роман - пока читается очень трудно, и, кажется, в образе Малины Бахман вывела Целана, а Ивана - Фриша? но пока только то, что слышала. книга была упомянута на семинаре по лирике, когда мы сравнивали DiegestundeteZeit Бахман и Corona Целана - потрясающие образные параллели...

на длинный снег я бы тоже посмотрела

а у меня в комнате вчера откуда не возьмись - крапивница, огромная. хотя на улице до +3! намазать медом искусственные цветы? и снова пробудилась муха. а еще - огромный косяк журавлей, которые в полете перестраивались то так, то сяк; они очень нежно курлычут, не то, что в фильмах

 

ноябрь. 16.

Малина - неудавшийся внешний дискурс, вплетенный в дискурс внутренний, состоявшийся -сложное, замысловатое повествование от первого лица, параноидальный психологизм, анализ ситуаций и состояний - но пока как будто строящихся вокруг некой тайны (нервная женщина, которая то ли чего-то боится, то ли что-то скрывает - но посмотрим, что будет) – и обрывки разговоров - напрямую, телефонных и проч. - где собеседники не слышат друг друга, не понимают, слышат, но не то и не так и т.д. пока строить дискурс у героини получается лишь внутри, а не с внешними собеседниками

видимо, устала сидеть на одном месте - сегодня Аахен (просто захотелось погулять, по нему). а потом Кельн – Ludwig-Museum, вспомнила экспрессионистов (там много Кирхнера, есть Шагал и Маке, три Мюллера), полюбовалась Файнингером, пофыркала на Бекмана, Нольде, Дикса и Модерзон-Бекер, в этот раз обратила внимание на Генриха Херле (Heinrich Hoerle) - тебе его Ночь перед постом / Маски, и скульптуры Эвальда Матарэ (Ewald Matare) - тебе его Спящая кошка. там сейчас проводится и огромная выставка Дэвида Хокни (David Hockney) – ядовитый зеленый, фломастерные деревья и дороги. но и комната, в которой по четырем стенам – видео движения по лесной дороге в четырех временах года - при этом каждое видео-изображение разбито на девять секций и каждая секция обладает относительно собственной динамикой - так что происходят интересные смещения, сдвиги и т.д.

а вчера наконец-то сходила в музей университета - Kunstsammlung - оказалось, там большая коллекция греческих ваз и сосудов, римского стекла, скульптур, монет и проч. мне больше всего понравились греческие рыбные блюда, которые, если не знать, выглядят очень модернистски - с рыжеватыми дельфинами и осьминогами на черном фоне а еще Песочная мельница Гюнтера Уэкера (Günter Uecker) – по моим подсчетам, она находится ровно в географическом центре кампуса – и вращает время вспять, так же, как зеркальные буквы Universitätsbibliothek меняют лево и право и проваливаются в глубину. а еще здесь U и V в эмблеме университета одинаковы – V – не то, что в S / Z

 

ноябрь. 18.

в Малине все разрастается, очень умная начитанная - и абсолютно асоциальная женщина (писательница?) - не преступница, но частично аутичная и очень странная, а главное, она не может принимать участие в социальном - и здорово, как это сделано и давит через текст, очень упадническая книга, но в то же время такой стиль, и все эти телеграммы, письма, интервью и звонки, в которых она вынуждена принимать участие - и ее уловки, ее прятки - и прямолинейные речи сумасшедшей - о книгах, об Австрии, ядовитые письма - когда спрятаться не удается

вчера была на выставке экспрессионистов в Эссене, выставка называется ImFarbenrausch - В цветном дурмане - к эстетике "Моста" и "Синего всадника" постепенно, через пуантилизм и фовизм - много неожиданного Матисса, Кандинский с падающими пейзажами, Пехштейн, который мне, в общем-то, не нравится - но его Сидящая девушка стала центральным образом всей концепции выставки. скользящий как-то все мимо Шмидт-Ротлуф, новое имя для меня - Габриэле Мюнтер, очень разный Кирхнер (так, что часто: это Кирхнер??!), чуть менее разный Хекель, более приятный Нольде - с пейзажами. тебе - то, что особенно понравилось и удалось найти. но самая главная для меня вещь - Подвязка ван Донгена, к сожалению, из частной коллекции, так что я не смогла ни купить открытку, ни найти в интернете

тут еще очень красивая книга Художницы в сюрреализме - ммм, Toyen, Claude Cahun, Lee Miller, Dora Maar, Meret Oppenheim, Leonor Fini, Leonora Carrington, Kay Sage, Dorothea Tanning, Unica Zürn - ровно о половине не знала совсем ничего, они такие странные, все эти женщины, картины и фотографии, очень, буду тебе показывать - и рассказывать, когда сяду читать
тебе - Ширма Тойен, но ты, наверное, знаешь эту картину

о вчера: больше Файнингера я нашла пока только в Гамбургской художественной галерее - но его всегда хочется еще. Херле - местный, кельнский художник, да, после; на русском о нем, кажется, совсем ничего

 

ноябрь. 20.

сегодня обсуждали с Frau Schmitz-Emans мою немецкую статью, которую я хочу написать с уклоном в сравнительное литературоведение. она сказала, что фотографии Коха в сборнике Эссига напоминают ей так называемые "случайные картины", которые получались, когда нарочно проливали чернила, кофе и проч. интересно, что получавшиеся образы затем часто становились предметом поэтической рефлексии и поводом к написанию текстов - у Гюго, а потом у Моргенштерна и Рюмкорфа. кляксографией пользовался уже Юстиниус Кернер, о котором я до этого даже и не слышала - немецкий поэт, "медицинский" писатель и врач конца XVIII - первой половины XIX века (естественно, потом эта практика нашла свое отражение в тестах Роршаха). вот Кернером и Рюмкорфом мне и предстоит заняться, прежде чем я начну писать о "случайном" у Коха и Эссига

Оппенгейм - меховая чашка, да, и еще знаменитое фото Ман Рэя ErotiqueVoilée, где она обнаженная рядом с колесом – и с перемазанными мазутом ладонями

 

ноябрь. 21.

в Малине - череда безумных снов c множеством исторических и литературных аллюзий - там и кровосмешение, и образ совершенно кафкианского бога-отца из Приговора (так что с мрачным удовлетворением вдруг читаешь, как некий Josef K. желает полубезумной, страдающей кошмарами, - спокойной ночи...), но не буду тебе рассказывать слишком много. главное - сны выписаны так искусно, с таким знанием дела и сонной комбинаторики, что лично я начинаю сомневаться, что источник их лишь в безграничной силе воображения... даже если учесть закаленное знание фрейдовской и т.п. символики и проч. сны тяжеловесны - на десятки страниц безумия

завтра на семинаре по поэзии - встреча с неким Jürgen'ом Brôcan'ом. сейчас сяду читать его тексты. посмотрим

 

ноябрь. 22.

вчерашний гость как будто в гринписе и партии зеленых одновременно, перверсивный вариант Naturlyrik, верлибр, длинные строки и сложные неологизмы, попытка аллюзий на такие же (на мой взгляд) не очень интересные англоязычные тексты (но их могу прислать, если хочешь). но всплыла занятная фраза noideasbutinthings... хуже было с дискуссией, пытались говорить о том, что приводит к написанию стихов - сам Брокан говорил о повседневности, которую просто надо видеть иначе (угу) - при этом он как пример прочитал свой собственный текст о туалете... вот тут я бы все же не спешила каждый "необычный" взгляд сразу причислять к поэтическому. ну, и взбесило чуть, что он с пренебрежением говорил о поэтах (все время противопоставлял себя берлинцам, сидящим в кафе и не могущим ничего увидеть вокруг себя - но не сказал, кого именно имеет в виду - а было бы интересно! но на прямой вопрос не ответил и никого не назвал - типа, из уважения к коллегам по цеху), пишущих о самом письме - он видит в этом недостаток материала, о чем можно писать - но ведь каждый поэтический текст так или иначе должен нести в себе следы своего написания, потому что он не в последнюю очередь - работа с языком - и письмо, эксплицитно рефлексирующее на свой собственный предмет - это одна из возможностей, которая может быть так же более или менее сложной, удачной и интересной - как и стихи, например, об "индустриальных руинах" Рурской области - а, на мой взгляд, так и вовсе скорее превосходить такие стихи по степени поэтичности

рядом с библиотекой - три огромных коробки книжек, в основном любовных романов! я три дня за ними наблюдаю - и что бы ты думал - они исчезают! но там, право, такие забавные экземпляры - уже по обнимающимся обложкам видно. сама нашла там энциклопедического толка книгу "Потому что ты девочка" - по идее, для подростков, но там столько всего из истории, искусства, что, скорее всего, она для очень специальных девочек-подростков. взяла полистать, там есть о женщинах, о которых я не очень много знаю - о леди Монтегю, к примеру, - и вообще посмотреть, она очень пестрая и забавная, эта книжка - а оставить всегда же можно

начала читать "Двойные интерпретации" под редакцией Х. Домин - подборка разных текстов - от Бахман до Энценсбергера и Шнурре - и к каждому по две интерпретации - самого автора и читателя-филолога

 

ноябрь. 25.

Мэри Уортли Монтегю (1689-1762) - первая феминистка в Англии, еще в юности самостоятельно выучила несколько языков и занималась самообразованием, позже переписывалась с Поупом, Аддисоном, Руссо, Монтескье, Вольтером, Ньютоном и др. вместе с мужем (отдельная витиеватая история) едет в Османскую историю и пишет там Письма с востока, которые потом вдохновили Энгра на создание "Турецкой бани". несколько смущают ее более поздние взгляды скорее гедонисткого толка, что "возможно, нужно тратить время на вкусную еду, музыку, сады и проч., а не на политические идеи и науку, до которой все равно еще никто не дорос... я лучше была бы властителем на Востоке, со всем его невежеством, чем Ньютоном - со всем его знанием". так или иначе, а последние годы она провела в ссылке на юге Франции, многие ее не любили за настолько прямо высказываемые крамольности - что усугублялось тем, что по происхождению она была аристократкой... Поуп писал про нее пакостные стишки, но все равно она до конца осталась верна своему желанию самореализовываться, что ставило ее в один ряд с самыми продвинутыми мужчинами-просветителями

ну и что касается книги для девочек, о которой я тебе писала и из которой все это пересказываю. я еще больше убедилась, что книга явно сильно выраженной феминистической направленности - мне есть, с чем сравнить: подростком я очень любила подобные издания. но дело в том, что несмотря на сходство базовых тем - первая любовь и мальчики, красота, увлечения, выбор профессии, самозащита и проч. - эта книга и соответствующие издания на русском совсем по-разному расставляют акценты: после нашей книги девочка должна усвоить, что она должна быть женственной, опрятной, уметь то и это т.е. практически соответствовать установленным стардартам (тут обращают на себя главы про прически, воротнички, кулинарные рецепты и т.д. - то, что я обычно пропускала), а после немецкой книжки девочка должна усвоить самое главное: что она обладает теми же правами, что и мужчина, и может идти по любому выбранному ею пути... даже примеры со знаменитыми женщинами разительно отличаются: у нас это максимум Екатерина Дашкова + знаменитые красотки, а здесь упор на женщин, которые боролись за свои права... может, эта немецкая книжка тоже некоторое отклонение - но у нас, я думаю, все равно подобного по духу для девочек-подростков до сих пор нет

 

ноябрь. 28.                                 

сегодня две недели, как появилась бабочка. ума не приложу, что она ест. но, кажется, у нее истощение сил - она подолгу сидит, сложив крылья, или просто ползает по стене и столу, а меня вообще не боится: перелезает со стола на ноутбук и руки - ты когда-нибудь такое видел? ручная бабочка! сегодня лазала по обеим рукам, щекотала волоски - у нее длинный хоботок, она им все трогает - но какой я ей цветок

тут даже намека на снег нет - иногда дождь и относительно тепло - но сегодня на территории университета видела работающие листвососы: похожи на толстую красную кишку, и видно, как в них что-то конвульсивно движется

вздрагиваю каждый раз, когда проезжаю Karl-Leich-Straße: ведь просто имя, а все равно в мозгу в первую секунду закрадывается буквальное "улица трупа Карла". ну и имечко

у Домин в книге "Двойные интерпретации" неплохая подборка стихов для анализа - но такое ощущение, что сами себя поэты вообще интерпретировать не могут. в основном какие-то абстрактные афористичные высказывания о творческом процессе в целом - Бахман и Айх, оказывается, вообще отрицали самоинтерпретацию как таковую - но посмотрим, что из доминовского эксперимента вышло - тут все же есть их тексты

нашла в чудо-ящике (тут они в нескольких местах - я их хожу проверяю время от времени) альбом по постимпрессионизму - открыла для себя Луи Анкетена

 

ноябрь. 30.

листву убирают по краям асфальтовых дорожек и мостовых, на клумбах она в основном остается. и да, листва нужна еще, кажется, чтобы корни не замерзали. но здесь часто чистота важнее? и надо бы уточнить, что есть листводувы, а есть листвососы. и те, и другие очень поэтичны, кажется

Карл Ляйх, наверное, все-таки не совсем Трупов. в строгом смысле слова, без окончания -e (как в слове Leiche - труп), тут еще значения "песня шпильманов" или "театральное действо (у германцев)". я скорее на более известное среагировала. но, тем не менее, видимо, этимологическая связь есть - хотя уж больно замысловатая. нашла, что был в начале XX века такой протестантский священник в этом районе Бохума, который "страстно любил горное дело" и собирал всякие соответствующие материалы - и остался собранный им архив "самоинтерпретация нежелательна, потому что нельзя сковывать" – но тогда следует отказаться от любой интерпретации, потому что она, так или иначе, приведет к "появлению новых смыслов в тексте"? и как тогда? не вовсе же отказываться?

хотя я уже отказалась от попытки читать все интерпретации в книге Домин - может, я до них просто не доросла, но иногда восстановить смысловую связь интерпретации с исходным текстом почти невозможно. поток ассоциаций, срыв во всех смыслах в трансцендентальное – при практическом отсутствии ссылок на текст! это не совсем то, что я ожидаю от. должны же быть какие-то рамки - и лучше заданные самим текстом. но есть, конечно, и интересные попытки, которые хочется дополнить, или с которыми хочется спорить - но мало взяла читать диссертацию 89 года - Мимезис и истерия в "Малине" – с уклоном в лакановский психоанализ. полистала - пока очень интересно, дотошно, и по тексту - и мне определенно нравится теория, что все проблемы женщины от фактического и символического отсутствия фаллоса! и не говори, что это просто одна из возможностей притянуть текст под определенную теорию интерпретации - такое ощущение при чтении самого романа, что он чуть ли не с Фрейдом и его теориями в голове писался: чем не эксперимент, между прочим? но если смогу читать диссертацию - буду рассказывать чудо-ящики постоянно пополняются. не всегда успешно, но все равно интересно в них копаться. а еще очень странное неопределенное чувство, когда видишь недавно прочитанную книгу снова на библиотечной полке - не сам же ее туда
ставишь... она всегда теплее на ощупь

уже 1/3 немецкого времени прошла... ты вспомнишь весной, как меня зовут?

2012 г.

Комментарии

  1. # · 2 Май 2013, 11:57

    какая все же у нас
    прекрасная мОлодеж!

    — александр ожиганов

  2. # · 2 Май 2013, 19:56

    Спасибо, очень красиво!

    — Галина

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
13 Апрель 2017
Информационное агентство «Засекин», «Цирк «Олимп»+ТВ» и Радио «Эхо Москвы» в Самаре 14 апреля 2017 года с 19:30 по московскому времени представляют литературную благотворительную акцию «Вкус времени: поэзия в поддержку прямоговорящих».
19 Февраль 2017
Выдающемуся русскому поэту, эссеисту, публицисту, гражданину и человеку Льву Рубинштейну 19 февраля 2017 года исполнилось 70 лет!
11 Февраль 2017
в рамках акции состоятся междисциплинарный круглый стол на тему: «РЕЖИМЫ ЧТЕНИЯ, ИЛИ КОМУ НУЖЕН АВТОР? » и авторская презентация новой книги из поэтической серии «ЦО+TV»: АЛЕКСЕЙ ШВАБАУЭР. НЕБЕСНЫЕ НОСОРОГИ. – САМАРА: ЦО+TV. 76 с.