06 мая 2021 | Цирк "Олимп"+TV №35 (68), 2021 | Просмотров: 1025 |

режим совместимости

Виталий Зимаков, Илья Жигунов 

Виталий Зимаков — поэт. Родился в Москве в 1983 году. Публиковался в журналах

«Волга», «Двоеточие», «Лиterraтура», «Новый Берег», TextOnly, «Контекст», «Цирк “Олимп”+TV», проекте ГРЁЗА, альманахе «Артикуляция», на порталах Litcentr, Soloneba, «полутона» и др. Живёт в Москве.

Илья Жигунов — поэт, фотограф. Родился в 1976 году в Ленинграде. Окончил Санкт-Петербургский государственный экономический университет (факультет информационных систем в маркетинге и рекламе). Учредитель международного фестиваля медиапоэзии «Вентилятор», один из создателей первого поэтического видео-трибьюта на стихи авангардных поэтов Серебряного века «Эксгумация и пряники», участник О.Н.И., поэтического движения «Послушайте!». Автор книг «Личинки и Лики» (2016), «Кружаль “Аки голубь”» (2019), «Улитки на каблуках» (2020), «Потворство реальности» (2020). Живёт в Санкт-Петербурге.


***

узнавал эту улицу ночью в конце августа

совершенно неважно в каком году и в какой стране

столоваться дыбой снеговика на пригоршне пустыря

сигналишь проблесковым маячком диатеза

вдруг вылупятся из зрелости детские опрелости

предопределяя на лице прорезями после б(р)итья

непрорисованные или выцветшие координаты

прорастания крыльев плющелистных

у неосвещённого школьного стадиона в лобне

имени которого подборка на грёзе

в старом стамбуле за тем книжным где ещё живой

до войны угощал самым вкусным чаем или

в раннем и позднем детстве

рядом с бульваром при выезде из алма-аты

вероятно что и на заснеженном хаосе в алупке

между глыб диабаза трусики от

розового купальника

или в намыленных трущобах варанаси

пятой ногой из головы коровы причащал

лакал из могза растопыренной улицы

отступление рукастыми жабрами

без возможности декомпрессии

три глубоких вдоха тяжёлой водой

точно зная

свидетели не лучших её дней 

второпях волокли к разделочному пустырю

мёртвую плоть отслаивали от кости

кость дробили в муку

с каждым надрезом в небе всё больше птиц

на приземистых кустах чепухи

подрагивали серые тряпицы кожи

кувшин черепа обнажил последние лакомые пласты

всё бы ничего

да всё да ничего


1.

на заезженном нефтяном виниле

тихие пальцы товарного метронома

отрывки постеров с улыбкой твигги

на изъеденных стенах совмещённого санузла

с застрявшими во времени полосками выцветшего неона

рубашкой джорджа из бангладеш

слоупок в насмешку кому-то

окраса крикливого пацифизма

твидовым беретом протереть лобовое подмигивающих

с пожелтевших страниц time

просто слушать

у железнодорожного зимнего


2.

девочка с собакой и укулеле

у железнодорожного зимнего утра

что-нибудь из шестидесятых

вроде waitin' around to die

что-нибудь из любимых текстов и фильмов

где происходит скрип створки без стекла в заброшке

самодостаточный незаконченный слепок

такие моменты зачем-то портят необязательными

диалогами и экшном когда можно просто смотреть

как к снегу липнет снег на колоколе

под деревянным навесом


***

от частного сектора дворнягой в репьях

несоразмерно благодарной за похлёбку в миске

за инкрустацию ножичком на мениске

в лужу двора-колодца с колтунами лун

на отражённых брылях поднимаешь голову

проворачиваешь скрипом шарманщика из жэка

взгляд цепляет движение в окне

мысли о боли половое молитвенное коленопреклонение

рябью объявлений и оборванных афиш

налепленных поверх афиш и оборванных объявлений

на проезжей в рекламной коросте не успевая испугаться

опоздать поминальным ужином

суженым-ряженым не проронить ни слова

только бы не начать за столом церемониального извиняясь

решаешь не возвращаться

за шапкой-петушком забытой на торшере

несъедобным орнаментом продираешься через разноцвет

голосов само собой тянешься садишься на колени

проваливаешься сквозь них всё в том же частном секторе

где остывающая трава стелет ядовитый пар

на 37-40 сантиметров от земли


***

чуть касаясь лезвием кожи

она прокладывает русло

на твоём предплечье

обратный щелчок канцелярского

и смывает кровь своей мочой

не замечала тебя в 86-м

не представляет тебя сейчас

теребить рубец на левом запястье

смотреть на общие школьные снимки

на снег под фонарём смотреть

будто никто никому не разбивал

голову о стену туалета

будто не было той норковой шапки

сорванной с головы пьяного военного

чтобы собрать денег на спирт

банкет на чердачных досках

летящие вниз презервативные бомбочки

эпилептическая тёплая струйка из угла губ

на серый снег школьной крыши


***

оставив в кабинетах подворотнях коридорах

вырванные выбитые выпавшие молочные коренные 

рождённый без вести сеятель с таблетками под подушкой

накрахмаленных кромок встревоженного истощения

набирался смелости из-под крана у пирожковой

на московском проспекте малиновое с мятным оттенком

трогаешь обломанной веткой тополя

не шевелится

нажимая на кнопки пуговиц болоньевой куртки

выпавший выбитый вырванный нутряного

породистого кашля не это ли подразумевали

говоря о свободе на все четыре 

лучшим стихотворением за этот год считаю комментарий

под релизом в музыкальном паблике:

«название плохо а поёте как будто вам нормально»