26 апреля 2021 | Цирк "Олимп"+TV №35 (68), 2021 | Просмотров: 317 |

Здесь люди не носят масок

Кристофер Окемва 

(перевод с английского Марии Малиновской)


Кристофер Окемва  кенийский поэт, писатель. Защитил диссертацию по перформативной поэзии. Преподаёт в университете Кисайи (Кения). Автор восьми поэтических сборников, двух романов, трёх книг для детей, четырёх учебников по фольклористике. Стихи переводились на армянский, китайский, греческий, норвежский, финский, венгерский, арабский, непальский, турецкий, испанский, каталанский и сербский языки. Редактор четырёх международных поэтических антологий, включая «Размышления во время пандемии»  крупнейшую на сегодняшний день антологию, посвящённую пандемии COVID-19, куда вошли тексты более 500 авторов. Лауреат канадской премии Burt в области африканской литературы (2015).


мы начали напоминать…

 

мы оставались дома слишком долго
пока вещи не начали перетекать друг в друга
стены крыша животные
домашние животные теперь одно
наша дочка слилась со своими питомцами
стала похожа на наших котят
она мурлычет
пищит
мяукает
и прыгает по диванам как кошачье племя
старший сын
который носит воду в курятник
утром и вечером
кудахчет
квохчет

кукарекает
воркует
как петухи куры и их цыплята
вытягивает губы точно клюв
пытается клевать и глотать как курица
другой сын
который чистит будку каждый вечер
лает
воет
взвизгивает
тявкает
рычит
и носится как собаки
хлопает ушами как они
отводит губы обнажая зубы
бросается на воображаемых грабителей
мы родители тоже
стали напоминать стены
мы стоим вдоль коридоров слишком долго
между пустых помещений
в нерешительности
в глубоком раздумье
сомневающиеся
встревоженные
растерянные
мы сливаемся с нашими стенами
мы повзрослели чтоб окаменеть 



на рынке дараджа мбили


здесь люди не носят масок
как будто знают наперёд что вирус
их не тронет
рынок дараджа мбили
встал дыбом дыханий
из неприкрытых ртов
люди перемещаются соприкасаются
толкаются обнимаются
чмокают один
другого в щёку
и плевать хотели на угрозу ковид-19
здесь не соблюдают дистанцию
женщины толпятся и вопят
ki kumi! nunua kwa bei rashi*
никаких перчаток защитных экранов халатов
какие мы видим в других странах по тв
десять шиллингов! десять шиллингов! низкая цена!
Им нужно продавать товар
чтобы их дети не голодали
лучше умереть от короны чем умереть от голода
kumi kumi! bei poa! bei poa!**
те кто покупает приседают тянутся вперёд
почти целуют продавцов в губы носы глаза
дыхания смешиваются сливаются

переходят от одного к другому
каждый чихает и кашляет перед собой
они просто чихают они просто кашляют
никто не прикроется локтем
носовым платком или кусочком ткани
это кения где люди верят только когда они видят
фомы неверующие
один-два выявленных случая разгонят их по домам
ты не увидишь никого на этом месте
завтра этот рынок будет пуст
и ни души не встретишь на дорогах


__________


*десять десять! покупаем по низкой цене! (гусийский яз.)

** десять десять! доступна цена! доступная цена! (гусийский яз.)  



сумеречная девочка

 

о сумеречная девочка
раньше ты покачивалась на улице как маятник
как щётки на стекле автомобиля
протягивала руку точно пугало
таращилась на прохожих
строя соблазнительные рожицы
теперь ты одна
в огромном призрачном городе 

вся соль твоего существа
теперь скрыта
нос и рот за кусочком ткани
и только глаза стреляют по сторонам
как маленький вирус

некого приобнять
распалить ублажить
улицы пусты
несколько мужчин на которых ты натыкаешься
стремительно уворачиваются
как будто ты и есть зараза
о сумеречная девочка
какое горе постигло тебя!

бары закрыты
на дверях объявления
тебе негде присесть
опустить свои сладкие пышные бёдра
на высокий барный табурет
разбалтывая пиво на дне кружки
встряхивая головой под музыку
сканируя глазами мужчин
о сумеречная девочка
какое горе постигло тебя!

сумеречная девочка
твои накрашенные губы под маской
искушение нейтрализовано
согласно мерам предосторожности
твои серьги унижены шлейками маски
свежие щёки пережаты
исчерчены швами маски
их округлость испорчена
какое призрачное лицо у тебя теперь
о сумеречная девочка
какое горе постигло тебя! 



спящая земля


I


сегодня земля отдыхает
в холодных ладонях смерти
ветер с востока
несёт на острых костяных губах
убаюкивающую колыбельную
погружает землю в тяжкий сон
тень тёмных облаков скользит по ней
пурпурным саваном
пронзительный птичий крик
шлёт скорбные напоминания
и вторит всем осиротевшим в их домах
сверчки стрекочут свои жалобы
наполняя землю холодной музыкой
вода в реках идёт мелкой рябью
проникаясь сочувствием к небу
деревья гудят и бормочут
передавая секрет бессмертия
от одного к другому


II


наши жизни стали
как рассыпанное многоточие
далеко друг от друга
разбросанные
непрочные
и всегда на бегу


III


мы оборачиваемся и встречаемся
с собственными тенями
падает рой светлячков*
и мы держим их целые горсти
мы одни в пустоте
и смертельный порыв проносится между нами
оставляя нас простуженными кашляющими чихающими
померкшее синее небо
застывает над нами как смех
нам надо унять
поток света
ослепляющий наши глаза**
и узнать что за дым выдыхают оракулы
в глубоком трансе над холмами манга***



IV


вон он враг уже близко
кровь стынет в жилах

ноги каменеют
террор нас связал как напарников
о энгоро наш бог
божественный чисокоро
наши предки
заступитесь за нас
о бедные смертные!
мы достигли побережья
тупика
пусть вода разойдётся
в стороны
пусть расступится море
чтобы мы могли тихо пройти
и выбраться на другой берег

 

_______



*В племени Гусии существует поверье, что скопления светлячков божественны. Если ты ночью встречаешь рой светлячков, на тебе благословение предков.

 

** Чтобы получить от предков блага, нужно обрызгать молоком и посыпать мукой рой светлячков, как бы угощая предков, и таким образом унять поток света.

 

***Оракулы и души предков на холмах Манга (Кения) общаются с людьми с помощью либо белого, либо чёрного дыма. Белый дым — плохое предзнаменование, чёрный дым — хорошее.

 

 

между стен и пустых помещений


я застрял
в слепой зоне
между стен и пустых помещений
и повис там
как воздушный шар
я мешаю
перемещению ду́хов
перемещению воздуха
мой рассудок стирает себя
я как будто заперт в сновидении
хожу вперёд-
назад
хожу туда-
обратно
я заморожен в этом состоянии
нерешительности
замешательства
нахождения
и расхождения
отсутствия
непонимания

что делать
зажатости между
пространствами
время расплывается
дни расплываются
я не знаю какой сегодня день
в этом дне тысячи дней
пространство между стенами
и пустые пространства
рутина
тошнотворная
однообразная 

 

 

ты анфас

один в крохотном одноместном номере
я сижу рассматривая пустую бетонную стену
пытаюсь представить
сколько щебня
пошло на её постройку
и как звали художника
который осветил её изнутри
его социальное происхождение
его уровень образования
как напрягалось его морщинистое лицо
при каждом мазке жёсткой кистью
как он кусал нижнюю губу
стараясь достать повыше
какие позы принимал
чтобы забраться во все уголки и щели
иногда я бессознательно качаю головой
в такт незнакомой отдалённой музыке
то ли это птица то ли
это люди то ли старый
напев долетает из прошлого
или просто мысленные сущности
играют на барабанах ладонями у меня в голове
или иногда я бессознательно стискиваю зубы
под отзвук собачьего лая
воображаю что собака кусает ребёнка
мою шестилетнюю дочь
в испуге я кричу и
причитаю и
шепчу проклятия
иногда закрываю глаза
и переношусь обратно в кению
к нашим детям на урок
в наш дом
на балкон заваленный старыми туфлями
шлёпками рваной одеждой
к мусорному ведру на веранде
пчёлы жужжат у крыльца
к соседскому шумному дому
но бóльшую часть дня
я провожу у решётчатого окна
и за это время вижу
кучку невысоких деревьев в поле
с их крупной дрожащей листвой
росу сбегающую по серым сучьям
невидимый ветер гуляет в них
потом медленно постепенно
твоё зелёное платье
с чёрной вышивкой
и оттенками синего
возникает потом незаметно
твои губы глаза
всё твоё дорогое лицо



когда я умру 2

когда я умру
не сдерживай слёзы
пусть они свободно текут
омывая твоё молодое лицо
как дождевая вода

когда я умру
извивайся на пыльной земле
и бей по сухому грунту ладонями
кричи и кликушествуй
помни что ты скорбишь!
в горе раздирай свою одежду
в беспамятстве рви свои волосы 
кусай свою кожу
пусть идёт кровь

когда я больше не буду
сидеть допоздна под луной
и бить в барабаны
вырви струны моей обокано*
затруби в рог

пусть люди спустятся с холма
сбегутся из долин
пусть плачут с тобой
и помогают в несчастье

когда я испущу последний вздох
скорби как настоящая африканская женщина
уничтожай запасы еды и посевы
вырубай банановые пальмы
ломай сахарный тростник
и манговые деревья
сокрушай их в неистовстве

сгони на могилу коров
пусть ревут от боли
справляя панихиду
пусть сцепятся рогами в торжестве
исполняя холодный танец

как настоящая африканская женщина
пустись бежать по рынку
выкрикивая моё имя
имя моего отца
имя моего деда
всю родословную
пусть они узнают о твоём горе
пусть всплеснут руками в сострадании
и изумлённо глядят
как ты прилюдно рвёшь на себе одежду
рвёшь на себе волосы
и бьёшься на земле как бесноватая

а ещё
пусть совы слетятся вечером
на нашу живую изгородь
и ухают за упокой
пусть призрачные чёрные кошки
соберутся на нашем пороге
и торжественно скорбно урчат


__________


*обокано — большая щипковая лира, на которой играет племя Гусии в западной Кении.