13 мая 2022 | Цирк "Олимп"+TV № 37 (70), 2022 | Просмотров: 139 |

Стыд волчий

Татьяна Бонч-Осмоловская

подробнее об авторе


***

не слушай своих пророков

звоню тебе

ты ведь не спишь

не спал этой ночью

сорок семь тридцать двенадцать

разве важно сколько их было пропало ушло

стыд волчий год валькирии

над осетинским селом

мальчик лежит на полу руки раскинул крестом

белые стены и потолок

отец вспоминает не хотел идти в школу

на лицо ему льют воду из пластиковой бутылки

вытирают рвоту поздно легкие сожжены трахеи желудок язык

другой мальчик

девочка бежит по дороге

два года назад

прекрасная школа любимый учитель

держать последние дни когда

растаяло небо

в проёме крыши спортивного зала

огонь

огонь

огонь

огненный шар

напалм

все едины ты прав

бандиты матери суки убийцы хипстеры свиньи заплывшие жиром

оплавившиеся

ещё удержать их любовью

каждого кто попросит

лечь на дно лодки

на пол на койку

раскинуть руки крестом чтобы ангел заметил и

не нажал на гашетку

вон

летят

можно мне не идти в школу

сегодня

наплевать на твоих пятьсот праведников

на пожарных спецназ подразделения связи

выжил сорок минут назад

не жги Изергиль

пожалей невинных

дожить

до Нового года



* * * 

это всего лишь конец времени смена календаря

когда приходит цунами смерч катастрофа чума

над горизонтом жужжит тяжёлый ядерный рой

уже пробили куранты будильник сирена орет

когда закончилось время не жаль или только лишь жаль

неразумных детей матерящихся их матерей

каждый свое хлебнёт

потратить минуты на душ погладить на всех белье

прибраться в доме своём или в чужом где живёшь

поцеловать детей близких любимых родных

выйти наружу взглянуть белый снег свет облака

ни дурен ни хорош ни суда ни подарков холоден ли горяч

мимо цветущих лугов

мимо рощ над колючками елей

над вершинами гор навстречу лучам луны

иудеи и эллины бриджитта деметра и митра

возможно святой николай все снежинки войска его

навстречу новому году воинство нового дня



***

в финском лесу в марте еще зима

небо подглядывает под снежное одеяло

утром на каждой иголке сияет инея бахрома

днём тает бесстыдно на солнце обнажая хоть отбавляй

сколько камней прошлогодних травинок зелено-бурого мха

ветер линялые листья перекати полем поверх сугробов гоняет

а с обочины трассы взирают знаки – внимание, сохатый

но лес застыл, лишь вздрагивают гроздья шишек на соснах

следов лося не увидеть, шагов грузных сквозь чащу не услыхать

свысока раздаются лишь перестуки дятлов да редкие крики соек

и следы в снегу неразборчивы – как угадать, заяц, косуля или всадник чума?

след расплывается, оседает, след засыпает новым снежком, едва подморозит…


в финском лесу в марте вовсю зима

первый всадник прошел, его отраву свежий ветер разносит

оставил настороженные взгляды встречных, маски да неразбериху в умах

а за ним – гляди, уже заледенела дорога – шествует новый всадник, новый всадник война уже новые беды приносит



Лейке, остров Белой змеи


Когда-то, тридцать пять столетий назад

Фетида, муза, матерь Ахилла,

Вместе с другими сестрами музами

Плачет над его телом, неподвижным на погребальном огне.

Фетида его похищает и переносит на дальний остров

Пусть живёт на нем вечно.


Когда-то, двадцать пять столетий назад

на остров прибыли греки.

Они дали острову имя,

По белым его камням,

По белым мраморным скалам,

По белым чешуям змей – Лейке.

Греки нашли на острове гробницу Ахилла

и построили храм в честь героя.

Морские птицы окунали крылья в море омыть стены храма.

Многие моряки на подходах к острову видели во сне душу Ахилла,

Навсегда поселившегося на острове.


Когда-то, пятнадцать столетий назад

Храм был разрушен.

И маяк возведён на руинах.

Когда-то, пять столетий назад

Османский флот сражался у его берегов с русским флотом.

Когда-то, столетие назад

Маяк был разрушен турецкой бомбардировкой,

Потом заново возведён.

Затем уничтожен русскими бомбами

Когда-то, восемьдесят лет назад.


18 часов 24 февраля 2022 года.

Это русский военный корабль,

Предлагаю сложить оружие и сдаться

Во избежание кровопролития и жертв.

В противном случае откроем огонь.

Тринадцать украинских пограничников острова:


22 часа 24 февраля 2022 года

После массированной бомбардировки и атаки с моря

Российская армия захватила

Остров Лейке, остров Белой Змеи.

Тринадцать украинских пограничников

Погибли в бою, в прямом эфире в стриме одного из бойцов.


Богини и боги этой земли,

Услышьте плач этих белых камней,

Услышьте плач этих белых змей,

Услышьте крик этих белых скал,

Услышьте вой Фетиды над телами героев.



***

переселение неизбежно – за рамой окна

июльский снег наискось линует пространство

выучи наконец убедись

авторитетные голоса каждую ночь раздаются

из разбитого радио не работает телевизор давно выключен свет


переселение неизбежно – погляди каждое дерево

переселяется когда приходит пора каждый год

с наступлением холодов травинка поглубже переселяется в землю

ближе к низкому солнцу на запад на север на юг

закрывает листки лепестки расправляет их заново

в новом месте


переселение неизбежно – из-под земли

лезут сухие черви заползают на девятый этаж

устраиваются в твоем кресле спрашивают ну когда ты когда

освободишь нашу жилплощадь

капает кран жидкостью мутно бордового цвета

с неба скрежещут звезды ты выучился наконец?


переселение неизбежно. соблюдайте спокойствие

правительство обеспечит двухъярусные автобусы

отправляемся в шесть утра от церкви от костела

от дворца культуры от синагоги каждый проклятый день

граждане выбирают по вкусу консультируются при возможности

с психологом священнослужителем коучем или барменом


переселение неизбежно. ходят глухие слухи

о точках приёма беженцев в городах под холмом

прорыты норы туннели доставлено необходимое

в стратегических мерах

к дальнему озеру с ключевой минеральной водой

подведены свинцовые трубы

складированы витамины консервы

в каждой подземной капсуле исправно горят

лампы дневного света дневного тепла и уюта


переселение неизбежно. говорят о маршрутах на космодром

ежечасно взмывают ракетоносители

набирают скорость первая вторая космическая

достигают орбиты проходят контроль прилуняются

на первой пересадочной станции миграционной союзной базы

рейтинг у нее невысокий немудрено 

власть захватили рептилии куражатся над вновь прибывшими


и многие на свой страх и риск отправляются дальше

юпитер венера марс – если честно есть выбор

сириус и сочетания цифр –

после войны до них доберётся спасательная экспедиция

переселенцев никто не узнает стройных золотокрылых

молодых и красивых со звонкими голосами

тяжелее всех тем кто останется на луне


так поднимайтесь понимайте переселение неизбежно

у вас было достаточно времени осознать

намыкавшись по подвалам и ванным

собирайте необходимых существ  и полезные вещи

переходите мост поднимайтесь над озером

переплывайте в лодке будет легче

только сделайте первый шаг


переселение необходимо. но далее можно выбрать

вернее зависит от психики – у кого расшатались нервы

находит себя на прибрежном камне

у берега новой зеландии

вблизи рыжих скал антарктиды

машет лапами-плавниками

отсутствующим туристам

в целом доволен однако на протяжении лет

колония вымирает не рождаются новые особи

и все же лежащие на камнях выглядят хорошо

ловят рыбу ныряют снова отдыхают на берегу

машут лапами-плавниками пингвинам


а у кого нервы покрепче – уплыли по направлению света

и теперь у подводного камня караулят в тропическом море

вылупления деток

скучая меняют окраску всех восьми щупалец

обтирают яйца от грязи гоняют придонную рыбу

ждать приходится долго кладка зреет пять с половиной лет

по привычке поют колыбельные песни

счастливы под теплой водой

изменившись изнутри и снаружи


для всех прочих обитателей этой земли

безволосых и мягкотелых без панцирей и когтей

без клыков и иголок неспособных меняться

переселение невозможно

мы просто исчезнем



Вислава Шимборская

Конец и начало


После каждой войны

кто-то должен прибраться.

Поскольку порядок

сам по себе не сделается.


Кто-то должен убрать щебёнку

на обочину дорог,

чтобы могли проехать

тележки, полные трупов.


Кто-то должен увязнуть

в слизи и пепле,

в пружинах дивана,

в осколках стекла

и тряпках в крови.


Кто-то должен притащить балку

подпереть стену,

кто-то застекляет окно

и вешает дверь на петли.


Это не фотогенично

и занимает годы.

Все камеры уже отвернулись

для другой войны.


Нам снова требуются мосты

и новые железнодорожные станции.

Рукава порвутся

от закатывания.


Кто-то с метлой в руках

всё еще вспоминает, как было.

Кто-то слушает

и кивает неоторванной головой.

Но рядом с ними

уже есть такие,

кому становится скучно.


Кто-то еще иногда

выкапывает из-под куста

заржавевшие аргументы

и уносит их в кучу мусора.


Те, кто знал,

что здесь было,

должны уступить место тем,

которые знают мало.

И меньше, чем мало.

И наконец ничего.


В траве, которая проросла

причины и следствия,

кто-то должен лежать

с травинкой в зубах

и разглядывать облака.


(перевод Татьяны Бонч-Осмоловской)