19 апреля 2022 | Цирк "Олимп"+TV № 37 (70), 2022 | Просмотров: 191 |

Подготовка к Роскомнадзору

Катя Сим

Подробнее об авторе



1. Пиромания (Ирине Славиной)


Всё еще пытаюсь написать последний текст.

Я хочу, чтобы это было на остановке, летним вечером.

За два месяца до перестала есть, чтобы влезть в синее платье.

Снимешь видео в тёмный ютуб?

Пиксель пророс в тугой баобаб,

Горящий

Тоннель под Самарой.


2. Водяной (Янке Дягилевой)


Разрыв завода. Или

Выбитые подснежники ёлок втягиваются в экран

Пиксель-кости ни съесть, ни бросить

В расшатанный атлас;


Здесь всегда лежала капсула с Водяным – под мостом, где тролли

Одеты в белую кассовую ленту

В сломанные бумажные кораблики


Перепадёт Водяному, как спит,

Сокровище волн – вздернутая этика

Кассетный плеер 1994-го года

Текст сопротивляется мобилизации:

Мы сейчас сообщим доморощенной Троице – Водяной не попал в праздник зачатия пулеметных трасс


Всё в окне – делете квадратик

Делете круг

Делете прямоугольник 1920x1080


Водяной, как спит – волнами леса,

Инеевой вороной в хуевый март

Чучело этики, как тебя угораздило

Слопать словарь и те две охромевшие штуки


Осталось ли у тебя полтела?

Обычно

Водяной нужен с целым телом

Как тут знать


3. Солевая лампа (Евгению Корнею)


Что же. Электроцепень слизал

вынесенные из капсул дары – ракушки

В солёный свист

Абибас три полоски.

Мова по видосам с ютуба

на случай плена, но обещаю

Комната не закоптит –

Просто пока даже дядька с ведром шершней не попал через дырку в заборе в кривой градовый вихрь;

ни на обочину страны Нара Минлей,

глухого ветра. Дворник зачаровал лужу,

и потекли ручьи – починить – утопцев ли? Водомерок?


Чудак, есть вещи, которые надо делать: замкнуть на себя солевую лампу


Все хорошо, коробочная Изабелла

Все хорошо, диацетиловый Жигуль

Все хорошо, Киновский три звезды


4. Красная Лягушка (Всеволоду Гаршину)


Смерть сидела на распределительной коробке и гладила себя по коленке.


Жириновский свалился в пролёт

На дне пролёта в сухой трубе

Красная лягушка звонит по мне:

– Воскресе, Юг

Воскресе, юнга

Ещё никуда не впал

довоенный снег


Встал Жириновский

Смотрит на тело свое:

За волосы таскают дядьку толстого в пиджаке

Звонницу разворачивают, будто скатерть


И проявился на поле ржи:

На теплотрассе сидят бомжи

Как на улитку припаян дом – и говорящий сток:

Этот раёк не закрыть экран, что с ними сделали – аисты уберут.


Веточки ветер размыл в деревянную грязь

Свою некрасивую голову смотреть в отражении глаз

Как перед автобусом перебегать


Текстики утяжелять.

Владимир Вольфович переходит на пятую ступень

Извлекает воздух из бытия

Извлекает русскоязычный мед

Из-под неадаптированного орла

Объявляет эру рыбы – чучело собирает храм из дождя

Убежище из увесистого журавля

Ленту из генератора страшных снов

Комментарии не от тела сего



5. Мортидо (Николаю Гумилёву)


Пыль, освободившись от субъекта,

Смотрит в овраг. Кто здесь? Кто здесь?


Противопоставленный возможности касаться чем-то, что ещё

не текст: полосами рассвета? счастливой гаечкой? разрезающей математикой гречки?


Неорганика – след белой и чёрной звезды, груды апрельского снега и тэсэжешных раскопок, и как высушено имя ветра, принимающего огонёк.


Кто здесь?

Игра без поля, парящая под потолком?

Вечное возвращение путешественника в прошлое – кибрида Ренара?

я был за телом – там ни света

ни облачного хранилища друзей, ни

стен, радостно обладающих признаками не орфического гимна, но сопромата


Кто здесь?

Крестная фея печально смотрит, как смыкается рыбный пузырь. Может быть, первым яблоком станет шуршание твоих удалённых снов. Землемер-то не видит знака. Кто здесь? чучело, нарост, набитый словами. Созвездие Шершней сбоку от языка – счастливое, нос в чернозёме, в мирном дне разноцветных ленточек