19 апреля 2022 | Цирк "Олимп"+TV № 37 (70), 2022 | Просмотров: 202 |

Выключить ночь

Юлий Ильющенко 

Юлий Ильющенко  асемический работник, поэт, не-художник. Родился в1985 г. в Могилёве. В 2008 г. окончил Белорусско-Российский университет. С 2008 по 2010 гг. работал по распределению мастером на з-де Могилёвхимволокно. Итогом этого периода стала книга стихов "Завод". Создатель и участник группы «Липовый цвет», Асемического Интернационала, соучастник DAMTP. Принимал участие в Алитусской биеннале 2011 и 2013 гг., фестивале маргинального искусства 7-31 марта 2014 (Liminal Gallery, Roanoke, VA), выставке современного белорусского искусства "Четыре угла" 4-16 ноября 2014 (Галерея "Люда", Санкт-Петербург). Стихи публиковались в интернет-журналах «Слова», «Черновик», «Второе полушарие» и др. Живёт в г. Минске.


/////


не отпускай осени знамя не опускай

цвет моей крови чайный цвет моей ночи

белые ленты уже красные ленты врачей

не умрем от ковида умрем от руки палачей


парализованный ветер ползет параличем по плечам

митинг согреет согреет как горло густой алкоголь

свет фонарей мне вручат словно свет лагерей

нет их уже не придумывай нет ничего


новый 37ой старый больной и голодный

кот

умер один и его не кормил эти сутки никто

никто не запомнит ничто не забыто никто не забыт


если и в новой стране я ты буду распят

и пропит

будет не будет забудем уедем с тобой милый друг в Черногорию


возьмём у Сваровского милых котят

и пусть революции дети нас просто

простят



/////


неба ладони вот мои травы синее синее

за горизонт горизонт и так без начала

невыносимые паузы и отстраненность

молчания

паузы паузы

выключить ночь и выучить зоны

нечаянно


как очертания бледные фон

от услышанной музыки мёртвой

жить за спиной этой осени

волосы спрятать в пальто

воротника


утро сквозное пустое и полное

как позабытые книги прочитанных лиц


волосы спрячут лицо

павшее падшее

ниц


и будет белая земля после снега

и выйдет первая земля после неба

и где воды земли моей детская нега

и бледный фон от октября там где я не был


как очертания карт гугл мапс

как в очертаниях марса затмение масс

жизнь это фарс

как форс мажор моего настроения

перестроения и построения

ничего нет (крм звкв гр)


люминисцетного солнца затмение

под потолком белоснежного ровного

моря


больше черного горя

поэзии

больше черного ротко окна


как очертания карт построения

из волокна


серых эмоций сиреневых век глаз зелёных

опавшей листвы на воде


волосы спрячут себя на лице


музыки мёртвой живые больные болящие

будни и бред немоты


за горизонтом ещё горизонт горизонт

пустоты


там где только лето я и я

и сырая земля...


так оканчание только начало качения

первая фраза начало причал предложения

слово на слово, как бартер, обмен по наитию

сколько имен у земли ?


столько имен у воды


неба далони вот травы мои

и выносимые паузы дни

ими носимые ночи

черные

очи


земли воды

воды земли


замри смотри

сотри


на раз два три



/////


что мне снится теперь теперь

снится ветер морской холодный

этой осени день бесплодный

как аборт


нерожденный

не родится


а за окном

в энный раз убивают


лица


лица лица теперь теперь

на репите тошнит тошнит


я беременный дикий зверь

в ад бегущий в аду живущий

выживающий из ума


где-то там на границе ада


я почувствую рук прохладу

снега синего немоту


и умру в эту красоту


//////



у меня есть право на месть, но предпочитаю стоять на месте

за окном развернулись заводы

холодной осени в этом месяце


между нами не будет войны, как не будет горячей воды

и холодной войны не будет

лишь бетонные будут будни


до поэмы кусок за куском, до конца

как поэмы конца у Цветаевой

доберусь где-то в гуще зимы

моя жизнь вам дана взаймы


совесть можно намазать на хлеб,

но предпочитаю

жить без совести

в мире тех кто эмоции мажет

как в хуевой советской повести


перечитывая Сорокина,

про любовь совсем не Цветаевой

это было плохое кино

а в хорошем мы все говно


моей жизни бездонное дно

бездна дна

но она не продана, не фальшивка

не флаг в окне, как прикрытие пустоты


я беру своё право на жизнь

в мире света и темноты,

в мире сумерок

в мире строк,

в мире целостном и разбитом


тут немного всего патетики

ты просыпалась как песок


и Балтийское море и Чёрное

словно выстрел в висок в висок


авангардного заключённого


дальше Рыжего не писать не мне

и пора бы уже заканчивать


этот флаг на твоей стене

этот флаг на твоей стене

этот флаг на твоей стене


бесконечный повтор

и вне


ничего я не обнаружу

за окном моим дождь чермет

и внутри меня и снаружи



////


тот момент когда твоя жизнь растекается как зеленая вода как талый снег как белый саван по трупу ночи / тот момент когда нет больше никакого одиночества кроме одинокости запертой в концлагерь в моей голове / тот момент  когда пустота на очках каплями дождя на очках каплями неизвестный жидкости с неба противоречий / тот момент когда не уснуть не проснуться не знать куда шел и зачем и лишь ветер летний теплы последний день / тот момент когда кто-то читает мои дневники и не стыдно никак ни о чем уже не получится промолчать / тот момент когда рифма пустого города наполненного низменными потребностями умерла голубем о бордюр / тот момент когда сказано или нет не важно уже не нужно больше просто нежным туманом укутает осень завтра / в тот момент не идут поезда и не ездит наземный небесный транспорт не летает птица и зверь не бежит / в тот момент заново учиться жить...



/////


психолингвистический поворот не туда


здесь на каждом здании административном

висит флаг государственный


и в тюрьмах сидят политические

заключенные


психолингвистическая обочина

и не известно когда это кончится


слов стамеска резьба давно срезана

жизнь продолжается так

словно выстрелили из обреза

в живот


человек, живущий за слов чертой, обречен

человек, идущий щитом живым, обречен

человек, живущий в очках цветных, обречен

человек, оставшийся человеком, обречен


на веки,

видеть как падает тихо снег,

красный смех,

стон стены

и за стенами теми

мы


забыли лето, запили боль

цвет ваты неба

как если бы

не был продан ты

не был предан ты


психолингвистическая немота

зашиты рты


потому что

вся


страна

тюрьма


страна

яма


родина не мама

родина пустое

означаемое


отчаяние

как пролитый на столик в поезде

черный чай



//////

Разбиваясь об эти строки ритмы рифмы / ничегошеньки не хотеть не быть не чувствовать / как натирает обувь как болят глаза как хочется вымыть себя изнутри/ головой в подушку снам перекрывать кислород / чтобы снилось как девочка спрятанная в спичечный коробок / будет сломана спичка за спичкой адским мужиком / просыпаться в холодном поту/ в горле ком / задыхаться / изжога / пытаться на кухне в горло влить воду / дождаться/ пока из под крана будет холодная / очень/ сводит гортань /// вернуться и бояться спать бояться терять вновь и вновь себя тебя всё что было будет не важно важно / я пишу словно режу кожу куриную ножем  тупым / словно отжимаю твой Крым / боль, как вся боль всех у кого болит / текст другой ты другая они все другие / они в сны мои приходят и ебут меня в горло так больно/ нет это снова изжога от пива которого много / было не было будет / прошедшее время настоящее будущее / нет которого / дверь оторвана и летит / мы на ней на ковре / самолёте / сбитом / падаем в самое темное моё сновидение / там забвение / утром встать часов в пять/ приоткрыть балкона дверь / чтобы дышать этой одинокой погодой снега грязного тревогой и минусовой / температурой / а не только воспоминаниями / а не только воспоминаниями / и белыми туманами / превращенными в кашель / не кончается / жизнь боль / пустые ящики шкафа / липкого стола поверхность / кожа обоев / бестолковые мысли / магазин / алкоголь / умирание...



//////


эмерджентность твоего тела

это не пошлая женственность


жизнь, разогнанная до предела

неделю назад чуть не кончилась

падением вниз


чуть не кончилась, это значит, не кончилась

пошлость слов

на уме


город Минск догорит по утру

как ковидный больной

на войне


на войне на войне на войне

где мы мясо товар пустота


на войне на войне на войне

жизнь война


здесь давно

и привыкнуть нельзя но привыкли

уже


как ковидный больной

догорает в тюрьме

на втором этаже


как все те, кто сидят пока мы забываем

стираем из памяти лето и осень и весь этот бред


эмерджентность души

но души сука нет

_____________________________________________

и напишет какой нибудь хуй комментарий тупой

комментарий тупой

жизнь война я один ты одна мы одни

и вокруг ветра вой


пустота и тоска

как ковидный больной

кислород свой последний глотает


в стране из ментов и собак


не кончается эта доска

будет просто - хуяк


19 ноября 2021 г



Нет никакого победившего феминизма

Девочки всё ещё продают своё тело

Время, труд, душу

Дешевле, в целом, чем мальчики

Мальчики всё ещё хотят выглядеть девочками

Гендер размывается в серое

И вот как окно

В автобусе

В котором я еду на работу

В третьем по счёту автобусе

Номер 88с


Нет никакого победившего феминизма

Это реплика струится из уст мальчиков

Желающих обладать, как обладает отец

Их матерью/ как обладает начальник их

Временем, свободой, желаниями

Как обладает ими Капитал

Сидящими в кинотеатре

Смотрящими Дюну

Или Необратимость

Как обладает ими Cola Zero

Чипсы Lays

Кроссы New Balance


Нет никакого победившего феминизма

Девочки желают занимать положение мальчиков

Девочки, занявшие положение мальчиков

Становятся мужчинами

Смотрят в даль, курят стики

Гуляют по магазинам со своими декоративными

Псинками

Говорят на хорошем английском

На плохом английском

На английском английском

Странные реплики

Из сериалов

В которых чёрные парни

Всё ещё ебут чёрных парней


Чтобы случилась трансгрессия

Не достаточно повторять очевидные вещи

Не достаточно составлять слова в предложения

Предложения в  тексты

Тексты в эссе, статьи, книги

Не достаточно любви и ненависти

Не достаточно читать всё, что красиво

Упаковано в литературно-критическом

Журнал


Никогда не наступит время

Победившего феминизма

Это время

Украдено

Насильниками, абьюзерами, солдатами, ментами,

Героями нашего времени

Настоящими мужчинами и женщинами


Мы спим с ними в одной постели

Они отцы и матери

Они дочери и сыновья

Они протерли запотевшее гендером окно

Автобуса 88с

Остановка Янки Лучины

Моя остановка, моя дорога на работу, моя борьба



/////


Осень это всегда про смерть/


хочется умереть так просто, как высыхают к утру простыни

как убивают китов на Фарерских островах

ничего не оставив после себя


хочется умереть сегодня, не завтра, не после завтра

не в следующем году, не в следующей жизни

хочется умереть сегодня, когда в груди

голодная пустота

гудит из горла


как гудят между динозаврами железобетонными

высоковольтные провода


хочется умереть раз, и навсегда

а не возвращаться, как возвращаются

бывшие к бывшим, павшие к павшим

мертвые к живым, и живые к мертвым


хочется умереть без обезболивающих

без крови и крика


так умирает, разве что, земляника

не собранная, навсегда под снегом


хочется умереть в окно с разбегу

и повиснуть в воздухе

зыбким туманом

промозглым ветром

уставшим снегом


хочется умереть

умереть

а не мерять жизнь

и делить на до и после


хочется умереть

умереть

и твой голос, и твои руки

пусть в последний раз

трогают мои волосы



//////

во всем минске мертвый сезон, день такой / непонятный / туча в небе ползет и ползет / как текст расползается по горизонту / внятным / быть / не вышло/ посталкогольные выходные / посттравматическая природа любви / из памяти стерлись все проходные / так и не научился один / ходить в магазин за одеждой / лингвистическое болото в каждом вновь открываемом тексте / человек, это просто его одежда / и копии копии в два д/ как две линии пересекаются в неопределенном месте / так мы пересекаемся в гортани этого города / железный занавес которого / отрубил всем надежду / трупы дней позади / трупы дней впереди / песок тел просыпается пальцев между / просыпаться в его промежность / города и твою / трогать последним холодным дыханием / милая, мы давно уже все в раю / мы давно уже все в аду / во всем минске мертвый сезон / соль песок под телами, лежащими вдоль / и поперек / это был нам всем последний урок / больше нет нас / курок / курсор / выходя из компа в тело улицы и машинный гул / я автобус свой пропустил / глядя в минска траурную пустоту



/////


покидая эту родину / навсегда не навсегда/ в памяти не стерлись лица / стерлись мысли и года / стерлись острые углы / стерлись яркие глаза / покидая эту родину / забывая голоса / здесь что важное отмечено / что у родины у этой / есть особая отметина / как бычок у сигареты / это сколько ни старайся / сколько не стирай асфальт / здесь вот кровь не отмывается / больше клумбы не стоят / здесь вот фоточки у стеночки / эти книжки спрятать сжечь / здесь вот тысячи отверженных / здесь вот можно просто лечь / и почувствовать как падает / небо синее на голову/ эта родина не лечится / сколько ты не ставь уколов / эта опухоль не режется / и ни вдоль ни поперек / эта родина повешена / на фонарь / и только бог / для того кто в него верит / отражается в воде / покидая эту родину / признаешь что быть беде / оставаясь и страдая / признаешь что   путь один / эта родина нагая / словна шлюха из витрины/ смотрит на тебя / бесценная / все как будто понимая / покидая эту родину / думаешь что есть другая / тут я не нашел вопроса / никакого больше знака / эта родина сгорает / папиросная бумага / докурить вот так вот залпом / сигареты две подряд / возвращаешься на нары / за окном огни горят / ты не видишь их конечно / и горят не для тебя / эта родина повешена / в красном свете фонаря / ее тень как тень от тополя / что обрубком вдоль дорог / эта родина оглохла /но ты в ней не одинок...



/////


мне не осталось ничего из прошлого / за что хотелось бы держаться / пошлая / риторика эротика и память / словно памятник / на кладбище всего что было / мне не осталось ничего из прошлого / что мной было любимо / разбитых окон как листвы / разбитых жизней словно снега грязного / мы больше стали не нужны / и вниз считая этажи / я не лечу / я выхожу из дома просто так / иду гулять по памятным местам / везде весь этот хлам / и шаткие конструкции / режима / и мне не нужно ничего из прошлого/ и вырывая все из памяти / все эти даты / памятные / весь этот маятник качнулся и разбил витрину/ и мне не нужно ничего уже/ и все эти руины / засыплет новым снегом песком асфальтом и бетоном / обклеим стены траурным картоном / вкус города как вкус притона / как вкус во рту гондона/ мне не осталось ничего и ничего не надо/ пустая трата / времени / воспоминания ... / мне не осталось ничего из прошлого /и все мои стенания / пусть падают как в коридоре падали / два парня / после расстрела / и сука лает из последних сил / как моё тело / облитое бензином пустоты и одиночества / горит в отчаянии ночи / мне не осталось ничего / лишь только проволока почерка/ и разрушающее время многоточие...



////


пробираясь через этот  ландшафт, где деревья обрубленные с трех сторон и бетон/ пролетая над этим пустым гнездом сумасшедшим травмированным пустым / я стал


не выветривается из головы никак этот мрак / этих лестниц лечебниц бараков помоек / гноящихся ран в мозгах/

мой лица оскал / пал


все друзья разъехались кто куда/ умерли от цирроза героча пули петли / сидят в тюрьме / умирают дальше в четырех стенах / где нет верха низа / и нет никакого смысла / их искать


пробираться через этих слов глаукому /

сообщества множества текста/

от которого никому не легче / ни тебе ни мне никому из бывших и настоящих /

ни сестре ни маме ни отцу ни спящим/ давно в земле /

в ней слова утонут /

чернозема запах / пиф паф


падает заяц мой / к верху лапы


помню бусик / менты меня спросили / хочешь как в Париже ?/

я подумал хочу так чтобы было красиво / и чтобы ноги болтались к земле поближе / и свет фонарей обнажал натуру / обнажал фактуру формы / тела/ орденов/ медалей/ чтобы запах крови рук/ привлекал собак / и они глодали / до самых костей мой труп / твой труп/ их труп / ну а следующее поколение / жило так /

словно ничего и не было/ не помня кто когда и за что / ловил гранаты дубинки мочу и ток под ногти / на мне белое палито


сшитое из всех простыней / укрывавших

трупы на этой пустой земле


помнишь как ноги млели? как перепрыгивали флаг на входе?

это теперь всё хуйня

главное, чтобы письма дошли по почте

из Вильнюса, Берлина, Варшавы, Киева и т.д.


задыхаюсь в этих т.д. и т.п.

и тому подобных и вам подобных и иных и оных


как там было у Башлачева

дорисуй уже рога на моей иконе


мне не стыдно / мне не страшно / мне уже ничего не нужно

кроме заработной платы, за которую я могу себе позволить

завтрак, обед и ужин

а не что-то одно


ну а вот теперь иди нахуй друже

у меня на сегодня всё

the END

КИНО