07 апреля 2022 | Цирк "Олимп"+TV № 37 (70), 2022 | Просмотров: 200 |

Карты и продолжения

Руслан Комадей


Руслан Комадей - поэт, издатель. Закончил Уральский федеральный университет по специальности филология. Публиковался в журналах «Воздух», «Носорог», «Волга», «Урал», в интернет-изданиях textonly, post(non)fiction и др. Автор пяти книг стихов. Один из редакторов журнала «Здесь»  (г. Екатеринбург) и поэтического издательства «Полифем». Организатор ландшафтного фестиваля «Вода и вода».


*

Свёрток возвращается в форму волны,

видит свою пищу,

градиент изнутри так же помнит, как я забываю

видимость или память

"не знаю" как универсальный поцелуй в живот

полный круг ряби


*

подражать этому «кто записал возможность?» или тому «встречи у сада природы»

так трудно

всему


неуместно

как будто вода говорит по-другому

и только деревья в голых латах идут между леса


подставь меня


*

манекены понятных слов


«я тебя люблю»/ «поздняя осень»/ «чувство меры» / «пора уходить» / «хочу домой»

едут на текст-драйв


самые гибкие из них разобьются,

следующие превратятся в формы и ветхость


«всё заебало»/ «здесь душно»/ «нахуй иди» / «пора уходить» / «отъебись»


кто они кто

без понятия



*

жизнь похожа на мертвецов, которые затеяли волшебство

Готфрид Бенн

для вернувшихся с мертвечины не освободили место на фронте

порезы в присутствии

вот гной и преодолевает границы


ест каждого по вере его



*
поэзия пророчествует о своих возможностях

но ме́ста не оставляет

воплотиться

быть живой при переноске слов

при упадке в совершенные руки


облизывая мне мочку уха,

чего ты хочешь обо мне?


\твоя жена, женонавистник,

\кругом падаль твоя, родная,


сотворение мира


*

пришли пальцы

и пожрали будущее как свет


/ни на виду, ни на слуху\


где небо может мочь

и человечество заново глотает червей


поэзия освобождает яму себе,

чтобы встречь.


*
нельзя выбрать тип разлуки,

объём

и взять,

когда на встрече с выходным появляется нарратив

и несёт опасность, 

будто речь у него внутри


как теперь не сломаться

при первой возможности


*
кто нашел нашу интимность

, кто-то,


рысак с кривыми зубами – враг с последними намерениями


сглазил кожу


обыскал скрытный кусочек тела


ковырялся в мясе половых органов


теперь там сухо и ветер спит


протыкал проволокой память

скреплял со сгустками кож


свойства не проявлял,

только твоё


кончал на лицо. обгладывал


всё тело покрылось местоимениями

сочащаяся безличность

и нежность кромешная

никому


только тавтология прикончит зверя

между телом и телом слоясь


(чёрточки и мелочки – красной линией одинаковых)


насспасли,

чтобы спаслись


*
Он написал роман "Куда бегут ребятишки"

и они спрятались в последнем слове названия

структура была прикрытием, свойства – домом


уютный и долгий суффикс,

вызывающие умиление создания,

отсутствие вопросительного знака


всё убаюкивало, и они легли спать в слово

чтобы стать углом зрения


где отогнутая вывеска названия настолько плоская

что сквозь слой виден полностью текст


тонкой и хрупкой линией продолжений


*
текст, заученный наизусть,

и текст кое-как по памяти


сошлись в вертикальном слое


спиной друг к другу


не узнавая, что разные один:


,иван жданов, "и звезды смотрят вверх, и снизу не видны",


текст читает себя, но не помнит;

вспоминает, но больше не знает:


"как в сердце черном возродить любовь или тревогу?"


и длится его различие вдаль,

и завершает различие.