29 октября 2021 | Цирк "Олимп"+TV № 36 (69), 2021 | Просмотров: 138 |

Подбери зверя

Пётр Разумов

Петр Разумов — поэт, прозаик, эссеист. Родился в 1979 году в Ленинграде. Окончил филологический факультет РГПУ им. Герцена. Учился также в Санкт-Петербургском государственном университете, Восточно-Европейском институте психоанализа, Санкт-Петербургском институте Юнга. Автор поэтических книг «Диафильмы» (СПб.,​ «Издательство Сергея Ходова», 2005), «Ловушка» (СПб., «ИНАПРЕСС», 2008), «Коллеж де Франс мне снится по ночам» (СПб., «Алетейя», 2012), «Управление телом» (М., «АРГО-РИСК», 2013), «Люди восточного берега» (СПб., «MRP», 2017), «Нормы» (Владивосток, «niding.publ.UnLTd», 2017), «Канат» (Чебоксары, «Free poetry», 2019), книг эссе «Мысли, полные ярости» (СПб., «Алетейя», 2010; 2-е изд., испр. СПб., «Своё издательство», 2013) и «Кость» (СПб., «Своё издательство», 2014), книги документальной прозы «Срок – сорок» (СПб., «Лимбус-Пресс», 2019). Публиковался в журналах «Новый мир», «Знамя», «Новое литературное обозрение», «Воздух», «НоМИ», «Афиша», «Зинзивер», «Акт»,​ «Двоеточие» (Израиль), электронных журналах «TextOnly», «Лиterraтура», «Цирк «Олимп» + TV», «Стенограмма», «Флаги», «Лаканалия», «Топос», «Флейта Евтерпы» (Бостон), на сайте «Полутона», «Квиркультура в России», деловом журнале «Эксперт», медиа «Colta» и «Горький». Лауреат премии журнала «Новый Мир Искусства» в номинации поэзия «Пропилеи» (2006 г.). Трижды входил в лонг-лист премии «Дебют» (2011-2013 гг.). Стихи переводились на английский, итальянский, белоруский и жестовый языки. Член Союза писателей Санкт-Петербурга.

* Фото Амины Самедовой


Из ПЕСНИ ПЕЩЕРЫ


На развороте ладони —

Сцепившись

Спят светлые камешки

Пчёлы

Луна и её отраженье

В теле того, кто чувствует обхожденье

Со звуком пустой деревяшки

Спи, вор, укравший спокойствие

И обходчик, спи

Ночная пропажа сама себя сторожит

В отсутствие звука

Простой колотушки

Души

И ума

Два камешка светлых

Зажатых



ПОДБЕРИ ЗВЕРЯ


Я спросил: не так, но как?

Точно не так, как было

Ведь огонь разный

В него нельзя

Ступать прохладным, —

Оголит, обожжёт


Но если ты ярче огня,

«Огонь, иди за мной»

Со мной

Разные варианты

Отношения

И люди — не товары

Не колесо

Не мяч


Когда — два


Я развоплотился, чтобы стать светом

Чистой сутью

Она накатила

Внутри

Океан имеет берег и кость его — впадина

Такая высь

Для рыбы


Ты дала имя — олень

И он рогом касается плеча

Он учит меня

Потому что я не был им

До этого

А теперь только он


Шершавый язык фантазий

Зализывать

Слёзы женщины

Делают непролазный,

Всепобеждающий Лес

В котором огонь — гость

Осторожный


Если думать, что это всегда

Наступает сейчас

Если вообще только жить

И касаться

Плеча

И шеи

Оленьим мехом

Рукой

И фантазией


Значит не зря

Значит огонь

Чем бы он ни был

В ладони, уме, камешке

Хрустальном глазе

Из-за ветки


Сколько осталось?

Счастью

Монетке


Брошен вызов

Брошен след

Уже путь

Открыт через Лес

Чаща чаша разверзается

Большой зелёной качелей

Океаном надежд,

Оставшихся на дне ящика

И не надо прикручивать к дну


Всё вершится в молчании

И переписке

Всегда заплетается в точку

Ноту

Ошибку

Судьбы, исковерканной гайкой лежащей


Олень

И он — настоящий



АЛАЯ


Заалеет се-

Не допела чу-

Обрывок как сердца замёрзшего под ударом

Лопаткой

С лопаткой наперевес

Снежная К. из де-

Скарб осколков сглотнул

И стал словом

Внутри тает лёд

И делает слово огнём

Алеет не только небо

Я исчез в нём


Слово, наверное, жидкое

И оно способно обнять

Живого внутри

Как кровь

Если бы она была прозрачной

Для А

Не подсчитать

Ни основ его, ни палочек

Из которых письмо

И песня

Ничто, умноженное на всё

Значное

А

Алеет кровь

Делает белый основой

Для обнажения

Потока, основ


Алеет восток

Странное положение

Всего и меня

Относительно простого

Пресуществления

Льда и боли

В то, что нельзя назвать


Никак, ничто, всё

Это чистый поток

Чувства внутрь

И там стихает и бьётся

Мятная косточка слова без плоти и запаха, слёз, наркоза


Назови меня просто:

Сказка

Конец её будет алеть, если зреет

И движение ветки к тебе

За окном

Делает

Что—то делает


Хмель и огонь

Красное побелеет



НА ДВА ГОЛОСА


Ты говорила

На два голоса

Они звали тебя назад,

Под извечную тьму

Тех мест,

Где люди одни

С капелькой соли

Греют её пузырёк

Всю жизнь

Трут

Зовут


Я восставал из сна,

Понимая,

Что должен поднять

Пушинку, взвихрённую

Этой лунной

Тьмой, ночью, умом


Она кружилась, лежала

Рядом сестра

Бес

Тень

Мгла


Шёпот, осторожный

Для кота,

Для меня – удар железа о кости

И я вроде живой

Но сражаюсь с тенью

Чужой

Злой

Незаговариваемой


Но я знал, что смогу

Мои пальцы сильнее

И губы

Пряный пот

Любовь

Хрустать

Зверя


Я говорил:

Кто здесь?


Никто не идёт

Но я отогнал, кажется

Они не вернутся

Или я выпью их серую ртуть

И они в ночь не проснутся



ВЗЛОМАННЫЙ АПЕЛЬСИН


Трепещет А

И знает, нет

Не может быть ума

Сомнения

Ведь мы бесстрашны оба

Не из-за

Не из-за че


Но просто не развесть нас

И если оба

Одно начнут ломать

Как апельсин

Я буду рваный петь

Орать:

Люблю!

Найду!


В Бардо, в цепи

На перекрёстке

Где конь мой потерял

Узду с тобой

И врос мне в низ

Стрелец

И ты


Мы два стрельца из песни

Из чёрненькой пластинки с деревом

И если хочешь

Мы не взломаемся судьбой


Не может быть, чтобы отъята

Была ты

Невозможно

Чтобы такой язык огня

Был сдут со скального нароста


А если?

Ведь

Тогда

Мне будет очень важно

Пойти с тобой туда

Туда


Найти и там остаться

Это важно



ПЕРЕПИСКА


                                                     «Влад, я погиб. Лес поглотил меня. Я стал друидом»

                                                                                                                                                смс


Надо думать, надо собраться

Но нет, я капитально, абсолютно и безответственно растворён

Музыка когда нечаянно

Только м. адекватна медузе

Её обратно положили, вбросили

В океан

И она оказалась

Она называлась


Только вот это,

Стоять, обнявшись

До полного исчезновения в чаще

Лес сам вырос вокруг

Мы не заметили

Как древние горы

Стояли и пели

В сердце своём


Такое томление

Возможно только если ты покрываешься

Корой и гнёздами

Облепляешься

Всем, что живёт ещё

В твоей непролазной душе

Эта Сибирь не открыта


Девушка из фильма, потрясшего в детстве

Она как небесное тело

Образ, облачение

Падающего оттуда

Огня


Писал:

Всё, ты размазала

Я думал, я взрослый мальчик

А я парафин

А я монах из кельи ума

Вышел и умер

От света


Я вспомнил, что в отрочестве

Мечтал встретить Шиву на пыльной дороге

В огненных кольцах, оправе рек

И вот она здесь

Протяни


Ветви сплетают чащобу

Как сердце, держащее этот хрустать

Наших огней, внутрь вделанных

Что здесь Дао?

Что сила?


Вот-вот мы узнаем

Ответа жду

Скоро апрель

Я немею

И океан поглощает и говорит:

Здесь и всегда

Томление — ветки

Чаща — стекло

Для того, кто украл


«Каждому вору возможность…»