06 Декабрь 2016 | Цирк "Олимп"+TV № 23 (56), 2016 | Просмотров: 393 |

Современный поэтический текст: между связностью и бессвязностью

Светлана Бочавер

 

Исследование выполнено при поддержке РГНФ (проект № 16-24-10001 «Параллельные процессы в языке современной русской и китайской поэзии»).

 

Связность традиционно исследуется в рамках лингвистики текста (Halliday 1976, Николаева 1998, Лукин 2004, Кубрякова 2001). Однако для поэзии эта текстовая категория имеет совершенно особое значение. Ядро этой категории составляет повтор (формальный или семантический), а поэтический текст в большой степени основан на урегулированных или неурегулированных повторах (ср. обязательные повторы ударных слогов или звуковые повторы). При этом исследование того, как именно функционируют повторы в поэзии, позволяет увидеть значительные отличия поэзии от других видов текста.
Связность коррелирует одновременно с синтаксисом и семантикой текста, таким образом анализ связности может быть продуктивно использован для выявление взаимосвязей между элементами поэтического текста. Рассмотрение данной текстовой категории позволяет определить, как в самом буквальном смысле построен текст, что именно удерживает вместе его составляющие, как соотносятся между собой различные типы внутритекстовых связей.

Два года ждём,
                    и много лет мы ждём.
И без платков -
                    под снегом и дождём,
          и без пальто -
                              под снегом и дождём,
          и без плащей -
                              под снегом и дождём.

 (Ф.Гримберг «Андрей Иванович возвращается домой»)

Фонетический повтор определяет в этом фрагменте нетривиальную связь между дождем и ожиданием. Дважды повторяющийся глагол ждём соотносится со существительным дождём, в котором полностью повторены звуки первого слова. Возникает впечатление, что эти слова связаны не только по звучанию, но и по смыслу. Дождём в данном контексте воспринимается одновременно и как существительное, и как своеобразная усеченная форма глагола, образованная от глаголов подождём или дождёмся. «В поисках смысла мы ищем сходство означаемых исходя из сходства означающих, то есть совершаем процедуру, обратную принципу произвольности знака» [Ревзина 2002: 419]. В этом фрагменте можно видеть и другие способы создания связности: синтаксический параллелизм, урегулированность длины строк, графическая организация.
Вместе с тем семантика этого фрагмента не поддается полному прояснению с точки зрения здравого смысла. Сколько же длилось ожидание? Два года или много лет? Почему герои пренебрегли верхней одеждой, если уже более года известно, что идут дождь и снег? Ряд этих вопросов можно было бы продолжить. А если выписать все вопросы, которые могут возникнуть у читателя, очень привязанного к логике и непротиворечивости, в процессе знакомства с поэмой Ф.Гримберг, то этот список, вероятно, значительно превзойдет по объему саму поэму.
Это лишь не большой и, возможно, даже не самый яркий пример того, как в поэтическом тексте возникает напряжение между связностью и бессвязностью. Этот фрагмент позволил нам показать, что текст, будучи формально связным, может обладать определенной семантической бессвязностью или иметь семантическую организацию, не вписывающиеся в законы житейской логики. Наши наблюдения отчасти сходны с тезисами Т.В. Скулачевой о том, что логические противоречия, часто присутствующие в поэтическом тексте, игнорируются читателями, а поэт неспособен одновременно следить за формальной и содержательной сторонами стихотворения при его написании (Скулачева 2016, Левашов, Мильчина, Мостовая, Полилова 2016). В то же время можно предложить описание поэзии не как девиации от нормальной логики и передачи информации, а как особой дискурсивной парадигмы, которая в значительной мере структурируется напряжением между связностью и бессвязностью различных типов.
Прекрасным материалом для иллюстрации этого тезиса служит явление синтаксической неоднозначности в современной поэзии.
Самым коротким отрезком для проявления синтаксической неоднозначности является строка: «ночью танцует в комнате слёзы и сопли глотает» (Н.Сунгатов, 2013)[1]. В данном примере обстоятельство в комнате может быть соотнесено одновременно с предикатами танцует и глотает. Переход между строками может акцентировать синтаксическую неоднозначность, поскольку вся строка целиком может относиться к разным единицам предшествующего текста: «служит помощником прокурора / в звании чапаева / в области ульянова» (А.Черкасов, 2009). Так, в звании чапаева может относится одновременно к прокурору и его помощнику: помощник (прокурора) в звании чапаева или прокурор в звании чапаева.
В некоторых случаях синтаксическая неоднозначность позволяет актуализировать разные значения слов или словосочетаний:

(…) подарок на день рождения
аукцыон на диске
гражданская оборона
в центре чужой столицы
такое далекое
ближнее зарубежье

(К. Шавловский, 2014)

В этом фрагменте цикла «На экранах убивают не нас» для сочетания гражданская оборона одновременно задействованы два значения: 1.музыкальная группа и 2.система действий по защите населения. Первое значение поддерживается названием группы «Аукцыон» и словами на диске  в предшествующей строке, а последующая строка и название цикла выдвигают на первый план второе значение.
Анжамбман сам по себе выполняет в поэтическом тексте «экспресивные и изобразительные функции» [Шапир 2009, 22], а его сочетание с неоднозначными синтаксическими связями позволяет создать особое напряжение между строками, подчеркнуть семантические противоречия внутри стиха:

я вся в норме кроме бога
в коробкé осталось четыре спички

 (П. Андрукович, 2004)

Для этих строк П.Андрукович возможны два прочтения: 1.‘все, что составляет меня, за исключением бога, в порядке’, ср. голова работала ясно, всё было в норме, кроме одного пункта (Ю. Трифонов, НКРЯ); 2.‘в коробке остался бог и четыре спички’. Обе синтаксические структуры конвенциональны и прозрачны, но включение в них слова бог приводит к образованию нетривиальных смыслов. В отличие от предыдущих примеров, где читатель, заметивший синтаксическую неоднозначность, скорее всего разрешит ее в пользу одной из версий, здесь читатель с трудом может решить, какое же из прочтений окажется правильным.
Современные беспунктационные тексты призывают читателя увидеть новые возможности образования смыслов там, где это ранее было бы невозможно. Точки и запятые больше не дают читателю надежных сигналов, что пора остановиться, сделать паузу, а чтение продолжается без препятствий, и различные варианты прочтения образуются гораздо легче, чем в тексте, где все знаки препинания расставлены. Полное устранение знаков препинания может ослаблять связи внутри строки, но усиливать межстрочные связи, поскольку каждая строка воспринимается как потенциально незавершенная, что приглашает читателя к обнаружению возможных синтаксических связей, которые могут быть не эксплицированы поэты.
Так, строки «над заводами этими пыльными / и мостами» легко связываются как с последующими, так и с предыдущими. При расставленных знаках препинания это было бы невозможно.

гёте
не снимай с меня белое платье
и сиять оставь
над заводами этими пыльными
и мостами

в геометрию встроенный
новый и прочный дом
в пыльной зелени за углом
зарешеченный пативэн

  (К. Корчагин)

Нет сомнений, что далеко не всякий читатель стихотворения «Воскресная ярмарка в Форосе» В.Аристова заметит одновременно две возможности для синтаксической роли слова «оскорблены»: 1.‘бездомные покинули дом, будучи оскорбленными’ и 2.‘липы оскорблены и выскоблены’.

Теперь в том доме только темнота
                жизнь выбита из окон
          бездомные и те его покинули
    оскорблены и выскоблены липы перед ним

(В. Аристов, 1987, 90, 93)

В целом архаизирующий синтаксис (сочетание глагола с кратким прилагательным, ср. Бегут оскорблены мир, вера и любовь - К. Случевский, 1857, НКРЯ) не характерен для поэтики В. Аристова, поэтому более вероятно прочтение 2.
Важно отметить, что устранение пунктуационных знаков само по себе не ведет к образованию синтаксической многозначности. Тем не менее, можно предположить, что полное отсутствие знаков препинания предполагает то, что субъект рассматривает все синтаксические связи как одинаково сильные, не различая, например, границу словосочетания и границу предложения. Это можно проиллюстрировать, рассмотрев фрагмент стихотворения «соответствовать духу войны» Г. Рымбу:

война ничего не говорит
подростку уходящему на войну
он фотографируется среди чучел енотов

(Г. Рымбу, 2013)

Можно видеть, что синтаксис здесь разворачивается линейно. Несмотря на отсутствие конвенциональных запятых, выделяющих причастный оборот, или других знаков, которые сигнализировали бы о разделении двух грамматических основ, читатель едва ли сформирует несколько альтернативных прочтений этого фрагмента. В этом стихотворении знаки препинания не используются для обозначения границ синтаксических элементов или прояснения отношений между ними. Двоеточия, кавычки, запятые и вопросительный знак маркируют прямую речь, приобретая таким образом новое неконвенциональное значение.
Любопытно, что, кажется, до сих пор синтаксическую неоднозначность не связывали с так называемой теснотой стихового ряда. Между тем, термин введенный Тыняновым предполагает подобную трактовку. Ведь если в стиховом ряду словам тесно, то в строке просто не найдется места на эксплицирование всех семантических отношений между словами, недвусмысленное проговаривание многих деталей. Таким образом, поэтическая многозначность является производной не только от метафизических задач поэзии, нередко понимаемых как «говорить о высоком и непонятном», но и от ее фундаментальных формальных параметров, таких как ритм и длина строки.
В условиях современной поэтической коммуникации, категория связности становится одним из ресурсов для обновления поэтического языка. В этой ситуации для читателя, заинтересованного в успешности коммуникации, важно осознавать и воспринимать эти изменения, уметь видеть и слышать в тексте новые нестереотипные средства создания связности, которые позволяют опознавать и воспринимать текст как поэтический. Так, регулярная воспроизводимость синтаксической неоднозначности может быть осознана как новая внутрипоэтическая норма, при которой увеличивается количество синтаксических связей между элементами, образующими текст, однако семантика целого текста остается непрояснимой.

Литература

1.Halliday M. A. K., Hasan R. Cohesion in English. London: Longman, 1976.
2.Кубрякова Е. С. О тексте и критериях его определения // Текст. Структура и семантика. Т.1. М.: СпортАкадемПресс, 2001.  С. 72-80.
3.Левашов А., Мильчина В., Мостовая В., Полилова В. Гаспаровские чтения—2015 (РГГУ, 16—18 апреля 2015 г.) // НЛО, № 137, 2016. URL: http://www.intelros.ru/readroom/nlo/nlo137-2016/29511-gasparovskie-chteniya2015-rggu-1618-aprelya-2015-g.html
4.Лукин В. А. Художественный текст. Основы лингвистической теории и элементы анализа. М.: Ось-89, 2004.
5.Николаева Т. М. Текст // Лингвистический энциклопедический словарь.  М.: Большая Российская энциклопедия, 1998.  С.507.
6.НКРЯ – Национальный корпус русского языка (http://ruscorpora.ru/).
7.Ревзина О. Г. Загадки поэтического текста // Коммуникативно-смысловые параметры грамматики и текста. Сборник статей, посвященный юбилею Г. А. Золотовой. М.: УРСС, 2002.  C. 418—433.
8.Скулачева Т.В. Структура стиха и его восприятие‌‌ // Седьмая международная конференция по когнитивной науке. Тезисы докладов. М., 2016. С. 545-546.
9.Шапир М.И. Статьи о Пушкине. М.: Языки славянских культур, 2009.

Источники

1.Гримберг Ф. Любовная Андреева хрестоматия. М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2002 URL: http://www.vavilon.ru/texts/prim/grimberg2.html
2.Сунгатов Н. Пусть так. URL: http://polutona.ru/printer.php3?address=0211171154
3.Рымбу Г. Передвижное пространство переворота // НЛО, №124 (6, 2013) URL: http://www.nlobooks.ru/node/4140
4.Аристов В. Воскресная ярмарка в Форосе // Аристов В. Частные безумия вещей: Инструментарий [Стихи.] М.: АРГО-РИСК, 1997. URL: http://www.vavilon.ru/texts/aristov1.html
5.Корчагин К.  Лучгикам и гоплитам // Воздух, 2012, №3-4. URL: http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2012-3-4/korchagin/
6.Андрукович П. Меньше на один голос. М.: Арго-Риск, Тверь: Коломна, 2004.  URL: http://www.vavilon.ru/texts/andrukovich1-1.html
7.Шавловский К. Письмо Брейвику // НЛО, № 126, (2, 2014) URL: http://www.nlobooks.ru/node/4809
8.Черкасов А. Форма собаки // URL: http://polutona.ru/printer.php3?address=0125183922

 

 

[1] Здесь и далее курсив и подчеркивания внутри примеров принадлежит автору статьи. Курсивом отмечается опорный элемент для создания неоднозначности, а подчеркнуты те слова, с которыми данная единица связывается.

Комментарии

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
2 Ноябрь 2017
«Цирк «Олимп»+ТВ», Радио «Эхо Москвы» в Самаре и информационное агентство «Засекин» представляют вторую литературную контекстную акцию из цикла «Поэзия в поддержку прямоговорящих» - «Накануне революции: 1917 – 2017».
13 Апрель 2017
Информационное агентство «Засекин», «Цирк «Олимп»+ТВ» и Радио «Эхо Москвы» в Самаре 14 апреля 2017 года с 19:30 по московскому времени представляют литературную благотворительную акцию «Вкус времени: поэзия в поддержку прямоговорящих».
19 Февраль 2017
Выдающемуся русскому поэту, эссеисту, публицисту, гражданину и человеку Льву Рубинштейну 19 февраля 2017 года исполнилось 70 лет!