06 февраля 2019 | Цирк "Олимп"+TV №30 (63), 2019 | Просмотров: 854 |

ПОСТАРЕВШИЙ ПУШКИН

фото Андрея Черкасова

Канат Омар

 

Родился в 1971 году в Павлодарской области, Казахстан. Закончил Санкт-Петербургскую государственную Академию культуры по специальности режиссер киновидеостудии. Живет в Астане. Публикации в журналах «Аполлинарий», «Арион», «Воздух», «Волга», «Новая Юность», «Простор», «Трамвай», «First Class», «TextOnly», «ЛИTERRAТУРА» и др. Участник антологий «Явь и сны: Новая поэзия Казахстана», «Освобождённый Улисс: Современная русская поэзия за пределами России», «Солнце без объяснений», «Как становятся экстремистами», «Антологии анонимных текстов», альманахов «Графит», «Прогулка», «Сквозь свет», «Na barje», а также ряда коллективных сборников. Автор нескольких книг стихов. Пишет также прозу, переводит с казахского и английского языков. Участник литературных фестивалей в Казахстане и России. Победитель международного конкурса, проводившегося Фондом CEC ArtsLink, США, и международного конкурса Novellasia, проводившегося при поддержке Фонда HIVOS, Нидерланды.

     
ПРОИСШЕСТВИЯ

1.

это случилось так

ранним утром отец перехватил её по пути
в школу
перебросил через седло
и умчал в степь
в октябре когда стало видать далеко кругом

там её и нашли –

видимой издалека
освещаемой надорванным небом
покачивающейся на суку догорающего дерева

 

2.

в юности говорят она была совсем даже ничего
все заглядывались на её ладную фигурку
в обтягивающем костюмчике студентки политехнического колледжа
даже подруги
впрочем они и подругами-то никогда не могли быть
только сокурсницами ухмылялись мальчишки серыми ксерокопиями
её тень заслоняла их
от пубертатного солнца желания разгорячённых сокурсников
пыльной лампы накаливания опалённых учителей
водителей утренних троллейбусов дворников из школы разведчиков

оттого практикант-недоучка из столичного вуза
не сумел потом объяснить
куда девался нитроглицерин из нищенской лаборатории
да и сокурсница что скончалась тогда в январе из-за слабого сердца
никому так и не прошептала
отчего не хватило лекарств
радуясь при виде её
в смертным потом пахнущей спальной медленно погружаясь на дно

так что когда обнаружилось
отравили отца-олигарха
никто и подумать не мог что это она

такая изящная с благородной осанкой
в тёмно-синей юбке в обтяжку
с невероятными ножками

невообразимо       чудовищно       деконструктивно

только бы не она!
замарать подозрением её невозможно

пусть ещё раз пройдётся наискосок
по тротуару
как тем летом             помнишь

ногу на ногу закинет                     шевельнёт горящими губами

 

3.

никто не знал куда она ходила
спозаранку спускалась в заброшенный двор
который помнил иные времена

разбитый асфальт       рассохшиеся скамейки       артритные тополя

впрочем также как и она

ведь не могла не помнить
улыбки гагарина шамканья ильича
не того а второго
(покойные товарки хохотали тогда       недоумок)
и того с отметиной
из-за которого теперь всё так как есть и ничего не поделать

она выбиралась на свет из подъезда хрущёвки
ровно в 7:45
не имело значения ливень лупцует скрипит зубами мороз
прижимая к жакету потрёпанный ридикюль
не глядя на клерков заводящих ленд крузер
на мамочек с обиженной сворой в ниссане
на мужичков у дворового гаража с выводком работящих фольксвагенов тойот и газелей
ни с кем не здороваясь
прямиком со двора
скорее скорее
тащила иссохшее тельце
пряча руки с ожогами от сигарет

возвращалась к полудню

не оглядываясь на угрюмых соседок
шмыгала в гниющий подъезд
карабкалась на пятый этаж
и исчезала на сутки

но соседки-то знали соседки молчали
о какофонии под управлением сына
доходяги под тридцать
когда-то занимался борьбой за компанию
из компании теперь никого не осталось

он за дозу продал бы дочку
кабы дочка была у него
а не будь трусоват
на районе промышлял бы гоп-стопом

нет же мёртвою хваткой вцепился в мать
и обвис как мешок
ежедневный позор
с сиплым соло за тонкой стеной

но однажды концерт оборвался

стало внезапно так тихо
в полдень

и позже вечером и потом

да и старуха перестала куда-то ходить по утрам
даже видели как выползала на солнце
ровно в 12:00
не отрываясь глядела на мальчиков гоняющих мяч на стоянке

те обернулись внезапно и в тот же миг врассыпную

а ещё как-то на разговенье
угощала соседей пельменями
кастрюлю выносила на двор приговаривала шипя
ешьте соседушки ешьте
мясо совсем ещё свежее
не магазинское
из деревни прислала сеструха

козлёночка моего заколола
молочного моего
сердешного

 

4.

такой как она стоит только махнуть рукой
шевельнуть мизинцем
и вот уже в таксистов переобуваются министры
стукаясь лбами о лобовое мчатся наперегонки лишь бы её подвезти
куда угодно пусть хоть в нивице либо жаницу
или сами знаете кому в задницу
только побыть с нею рядом хоть полчаса
ощущать её профиль сгорающей правой щекой
временами заваливаясь в обморок
от рефлекторного кислородного голодания
мысленно предлагая укатить на острова
в грецию там швецию данию или боровое какое

а всё потому что таких
делают только раз в году и то на заказ
всё отлажено в них всё отточено
и привинчено куда надо

правда вся эта тактильная механика и электроника
не дают гарантий безоблачной перспективы
под черепной коробкой
то бишь ясного сознания и трогательной психологии

не с кого теперь спросить откуда
на том самом мизинце
алое пятнышко
такое свежее полыхающее точно живое

а если набраться храбрости и вглядеться нахмурясь
тотчас балбесом подскочит вопрос
откуда эти мельчайшие брызги
того же закатывающегося в истерике цвета
на её круглых коленях
в меру смуглых и чуть розовеющих
что особенно заметно когда поднимаешься в гору
в контровом свете ошалелого солнца
вздувающегося над горной грядой
на самой границе
за которой уже дубровник

пристально всматривающегося во дворик у самого склона
в растянувшегося в ротанговом кресле на террасе
за пластиковым столиком
её семнадцатого любовника
немигающим взглядом уставившегося в адриатический палисадник
с натёкшей за ночь и уже подсыхающей
вовсе не алой но и не чёрной а бурой какой-то и очень густой
лужицей под креслом
которую прямо сейчас вылизывает бродячий кот
впрочем возможно и не бродячий
а принадлежащий его матери
спящей пока что на втором этаже
домика с садом у моря
под свисающим с потолка отсыревшим балдахином
посапывая как подкидыш

 

5. Чёрный шахтёр

муж говорит бестобе жена бьётся о стену
тогда он кивает пускай жолымбет
а она семь бед бормочет семь бед
ну что ты там потерял зачем под землю как червь
какой ты к чёрту шахтёр какой золотоискатель
бродяга ты и вор как и все кого знаешь
рука там руку моет а когда надо стреляет
скольких уже перебили

девке за тридцать она в самом соку хоть и выглядит старше чем мать
ставит помятый чайник на газовую плиту
чиркает спичкой поворачивает вентиль
вытирает пальцы о просвечивающий халат

не те уже времена вся маета позади
можно ведь глубже вдохнуть и плыть на спине
ногу закинув на ногу насвистывая паганини

хватает шипящий чайник
поворачивается и смотрит на силуэт измождённого лика

муж уснул за столом
за окном занимается утро

всё же теперь терпимо не прекращает канючить
сына и дочку поднимем и так
нам вон прибавку пообещали
так что отпляшем в райцентре ещё под твою hully gully

зачем же опять долдонишь во сне горизонт 525       жила 127             никак не понять
а если пойму думаю станет так плохо
что я наверное уйду к начальнику взрывников
он давно уже клеится

как только уезжаешь в свой бестобе
джип или что там лексус его на дворе
перед соседями стыдно

парень тоненько заныл заворочался засопел
стукнулся головой о сахарницу
сбил её на пол
но
не очнулся

она протёрла тряпкой стол
рука прошла сквозь его голову
и это не в первый раз
задвинула табурет потрогала остывший чайник

это было как в кино о войне
кромешная тьма
грохот гарь чёрный-пречёрный дым
тараторила подруга с того самого рудника
после взрыва на верхнем горизонте
завалило на нижнем всех кто был тогда с ним
когда выносили на воздух тела санитары блевали
даже бывалый водила и тот едва не подох
выворачивало его наизнанку

соседским мальчишкам и тем
одному снесло полчерепа другому оторвало ноги
об остальных умолчу

подруга и впрямь замолчала
выкатила зенки на портфель из крокодиловой кожи
но почему-то жёлтый а не зелёный
похоже узнала
видала не раз у щёголя из подрывников первого парня на шахте хозяйского холуя

а она стояла вытянув шею не шелохнувшись
точно в смирительной рубахе
не отводила взгляда

и только запела едва
почти про себя
а потом всё громче и громче
и скоро уже на весь дом на всю улицу на весь посёлок городского типа

чёрный шахтёр ты мой чёрный шахтёр
грызи теперь земную кору
как всегда тебе и хотелось

а мы уезжаем на север
или скорее на юг
это как посмотреть
с какой стороны

 

6. Конфетти

всё случилось внезапно
даже для него самого
он не собирался ничего ломать в бормочущем мире
обрывать провода мазать стены люминесцентной краской
калечить прохожих сворачивать патрульным шеи
а тем паче в 9 утра
пугать маленькую кокетку в лиловых гамашах
с вымазанным глиной бантом болтающимся на светлой косичке

когда она завопила уставившись на бродягу с мёртвыми глазами
двор новостройки точно оглох
окна звенели и вспыхивали как конфетти
лопались лопотали и цокали

от ужаса он остолбенел
разевая рот как пациент дома для престарелых
вопль врезался в ладонь
сопливо завозился вгрызаясь в грубую вонючую кожу
и вдруг обмяк сдулся и
растёкся

он кинулся бежать через пустую детскую площадку
увидел людей высыпавших из подъездов
и нырнул в деревянную избу для лилипутов

прямо под окном с другой стороны
в песке возился мальчишка лет пяти перебирал камешки
отбрасывал скучные
весёлые складывал в коробочку
перемещался полусогнувшись едва не на корточках

он нащупал в кармане остатки конфетти
с совсем другого праздника
прислушался к голосам
сирены не слыхать
и высыпал яркие блестяшки в окно
кое-что в сторонке
а самую яркую обронил на пороге

мальчик увидел твёрдые кружочки холодного сияния
на ноябрьской земле
это не камни зато их можно подбрасывать
и они хохочут посверкивая в суматошном полёте
играют в воздухе в прятки со светом точно бабочки-диверсанты
уводят с собой в какое-то далёко

и тут мальчик заметил его
и подбросил последнюю

 

ПУШКИН СИРЕЧЬ

смотрю как буковски на ютубе
рассказывает о безумце с пистолетом
тот приставил дуло к его виску
а затем спасовал и ушёл хлопнув дверью с москитной сеткой
и позже избил фармацевта в ночной аптеке
рукоятью того пистолета
из-за амфетаминов в этот безумный жаркий час
и вдруг ясно вижу
это постаревший пушкин
да да! великий арапчонок
пылающий орангутанг изящной словесности
которой давно уже стыдно быть изящной
и к тому же словесностью

пушкин но постаревший
зато выживший
сильно пьющий но мудрый
как старая потная обезьяна
посмеивающаяся
больше над собой нежели над нами
всё такой же прекрасный на фоне южной ночи
в мятой рубахе и белых шортах
в шлёпанцах на босу ногу

и это очень хорошо

поэтому гляди в свой липкий стакан с тёмной истиной
расплёскивай её по округе
потягивай ноздрями пахучий воздух ночи
египетской или калифорнийской
какая в общем-то разница
главное что это
точно ты

и значит прямо сейчас
постаревший пушкин
играющий в захмелевшего хэнка
стучит стаканом по садовому столику
и посмеивается

 

СРЕДИЗЕМНОМОРСКИЙ ЛАНДШАФТ

солнце приближает подслеповатый пейзаж к пылающему ореолу
в попытке хоть что-то разглядеть
нет не выходит
снопы огня на вас косопузая мелюзга
пыл и жар

топаешь себе в бермудах в гору
дети ещё маленькие ты ещё аль пачино де ниро и гир
озеро неженка сосны дышат сурово
но синди уже не скачет по кромке
кински не уводит зрачок из орбиты глазниц
джулия не тянет ног к потолку
своих потрясающих тянущих рваную ноту
рвущую тонкую память
ревущую
длиношеей высовывающейся из окна кособокой высотки
тебе вслед
оттуда
где
солнце стоит стеной и дети
хватаются за хлопающие на ветру бермуды
а под ногами уже как будто бы склон

зато там внизу по ту стороны горы
мычит море
и у самой бессердечной и щедрой воды подмигивая и высовывая язык
призывно подняв руку над головой
качая грудями             выгибая спину             выпячивая то что выпячивается само по себе
машет безупречная алессандра

и ведь всего-то что есть
это ряд волшебных изменений как говорилось у классика
и то
разве что в моей
голове

 

*  *  *

фыркающая в ультрафиолетовом шторме
свалке сбитых с курса лучей
потасовке циклонов и атмосферных фронтов
барахтающаяся в распалённой пене
машущая намокшей головой
потемневшей как глаза второкурсницы

пристально смотрящая на материк
поглаживающая деревянный инструмент выточенный неизвестно когда и зачем
и разве только для музыки

беснующаяся в своем естестве
пробуждающая всё что только может ещё пробудиться
вытягивающая из земли
стволы и стебли
брызжущие клейкой кутерьмой взрывающихся почек
выстрелами неистовствующих листьев

с отвердевшими сосками задыхающаяся в предвкушении
исступлённого боя не на смерть а за жизнь
готовая всех покорить

она видит разом всех насекомых в этом полушарии
но дует только на пчёл
жужжащий конденсат
бессмертия

сгущающий запахи до влаги беспамятства

персефона

 

*  *  *

так идёт точно кисть выводит её качающуюся походку
китайской тушью
острое перо вырезает в воздухе
её очерк

капли сурьмы сорвавшиеся с волосяной метёлки
оборачиваются диковинными зрачками
ныряющими в луже испуга висящей между ней
и всеми прочими
что переходят рядом проспект туран
внезапно обнаруживший себя в степной столице
ставят лапы на толстой подошве
рядом с едва ли существующими на самом деле
поражающими
беглой гармонией изломов и биссектрис леонардовских округлений
ногами

ножками сказали бы в девятнадцатом веке
и не ошиблись бы

пусть себе несёт
сквозь смог истошные гудки причитания сирен
летучий очерк

что в нём
кроме бесплодных сожалений о несбывшемся
том самом
что могло бы осенить чем-то вроде
благословения свыше
прикосновением к разинувшему рот воробьиному детству

пусть себе течёт
в треснувшем воздухе
с бантом будущей тоски об умершем
на точёной груди

 


Комментарии

Как оставить комментарий?