08 Июль 2019 | Цирк "Олимп"+TV №31 (64), 2019 | Просмотров: 362 |

Стихи по истории русской литературы и другим дисциплинам

Павел Арсеньев

 

Художник, поэт и теоретик. Родился в 1986 году в Ленинграде. Закончил магистратуру факультета филологии и искусств СПбГУ (специальность «теория литературы»). Работает с графическими аспектами и формами материализации поэтического текста. Участник ряда коллективных и персональных выставок с 2009 года (см. здесь). Теоретические тексты публиковались в «НЛО», «Логосе», "Художественном журнале", «Политической критике» и др. Главный редактор литературно-теоретического альманаха "Транслит", автор четырех книг стихов: «То, что не укладывается в голове» (СПб.: AnnaNova, 2005), «Бесцветные зеленые идеи яростно спят» (М., СПб: Kraft, 2011), «Spasm of Accomodation» (Berkeley: CommuneEditions, 2017), «Reported speech» (New York: CicadaPress, 2018). Лауреат Премии Андрея Белого (2012). Член жюри и комитета Премии Андрея Белого (2014-2018). Стипендиат Факультета искусств Лозанского Университета (2013-2014). Докторант Университета Женевы (с 2017). Стихи публиковались в интернете, российских и зарубежных журналах (HelikopterSchreibheft, «Four Centures», «Public republic», «Le voci della luna», «Absent», «Plotki»), а также в антологиях (Editura Paralela 45Ανθολογία νέων Ρώσων ποιητώνTřídit slova, Broadsheet, «Tutta la pienezza nel mio petto», Nieuwe poëzie uit Rusland #4, «Премия Андрея Белого 2011-12», «Собрание сочинений – 2», «Словолов. В поисках утраченного ‘я’») в переводах на английский, немецкий, итальянский, нидерландский, датский, финский, греческий, польский, болгарский, словацкий и румынский языки. Участник фестиваля современной поэзии и саунд-арта «Поэтроника» (2011, 2014) и организатор Фестиваля Поэзии на Острове (2009-2012). Член Лаборатории Поэтического Акционизма (2008—2012; совместно с Романом Осминкиным и Диной Гатиной).

 

Стихи по истории литературы (2016-2017)

* (по просмотру Фере)

Антон Палыч крадет у жизни, ничего не меняет.
Антон Палыч не испытывает трудностей с материалом,
он едет на Сахалин, потому что об этом никто еще не писал.
Он в целом аполитичен, но убежден,
что его "исследования" улучшат условия арестантов.
Он приходит записывать их истории
как снимать показания с датчиков.
Ему ставят стул, называют русским писателем,
из опасений более строгого наказания
приходится что-то рассказывать
из той недействительной более жизни.
Ему неприятно знать о шпицрутенах, вшах,
но он чувствует сколь свежий все это материал.

Русский писатель это зонд запускаемый в общество,
говорят, на некоторых стадиях еще помогает:
погрузите читателя в скуку, не тревожьте эстетикой,
и при должном уходе он быстро пойдет на каторгу.


* (из цикла "берия как обэриу")

нам приходится констатировать
что произошла
очередная вылазка очередных литературных хулиганов

с целью установить заумную диктатуру в поэзии
(прямо как в эти ваши лихие 90е)

просьбы студенческой, рабочей, а значит и бдительной молодежи игнорировали

все время пытались быть подальше от политики (как сказал поэт)
от этой по-настоящему скучной стихии

стремились забыться в самовлюбленном наслаждении
в своем диком поэтическом озорстве

оказываясь порой в полнейшей творческой прострации
но делая это горячо и искренне

принимая пародию за новаторство
и обрекая себя на бесплодие
на длительный творческий паралич

их последними словами были:
наше заумное жонглерство
наша бессмысленная поэзия
наш уход от жизни

это искусство чуждых людей
поэзия классового врага

так говорю вам я
лидия лесная
в благословенном 27 году


*

вы ездили на картошку
вместе с иосифом бродским
вы помните количество мест в автобусе
и поименно тех, кто их занимал
вы учились с генисаретским,
дружны были с меламидом,
кабаковину прославляли

а мы ничего из себя не представляем
мы ни в чем таком не участвовали,
но обо всем таком знали
и подробно читали
ведь к несчастью у нас был интернет

а если мы где-нибудь и бывали,
то должны сначала были распечатать пресскарту хж
(в который в принципе мы и писали,
но это все равно казалось нам не по праву)
о, как воспеть мне пресскарты хж
сколько дверей вы открыли,
плата за вход в которые
уступила бы бутылке сухого

так вот мы не ездили на картошку -
на ужасную несвободную советскую картошку,
мы ездили на правозащитные семинары
(примерно туда же в пригород ленинграда),
ездили на конференции студенческого протеста,
чтобы оказаться в киеве и в париже
говорили о гендерной дисциплине
и блюли солидарность у роботов

в общем нам тоже пришлось пережить немало,
чтобы выбиться в люди
да выставиться хотя бы в "люде",
вот только рассказывать мы об этом не будем


ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ

мы говорим о революционном настрое
нас трое
но третья - мещанская

он говорит о бактериях,
об акторах как следствие
материя находится под следствием

он приезжает зимой в этот город,
повторяя Беньямина, теперь и биографически.
в метро объясняют как правильно ложиться на рельсы

он смотрит спектакль "хочу ребенка!"
в этот момент он не слышит плач ребенка
и даже телефон находится в виброрежиме

она включает диктофон и просит не говорить
ни о чем без нее, фонограф
действует на свое усмотрение
происходит кража речи

он исповедуется ей в том, что ничего
не происходит и в том что все может произойти
нестабильные показатели
дискурсивно-эротического влечения

он приезжает в знакомый до
город революций и конференций
он еще не представляет, чем слово отзовется
в биографическом роуминге, да при неподкюченных опциях

 

***
Вольфганг Хубер,
душевных болезней не существует,
врач тот же больной,
лечить пациента не нужно,
сводить с ума общество,
защищать общество,
общества не существует,
женщины не существует,
не нужно искать женщину,
заниматься любовью вместо войны,
войной как другой формой политики,
не нужно заниматься политической борьбой -
его или своей, слушать его истории,
проснуться от страшного сна,
проснуться и обнаружить,
что ничего собственно и не произошло,
и начать укладываться рано.

 

***
лонгрид
истории
короткого
XX века

время
собирать
лайки
и время
разбрасывать

 

*** (СЖП)

я пишу стансы
об изгнании
и преходящем
характере вещей,
но никому
не позволено
не знать,
что я секретарь императора

 

*** (в соавторстве)

ты думаешь,
что ты мозг нации,
а на самом деле
ты ее говно

 

***

маленького человека
в русской литературе
долго никуда не пускали
потом начался некоторый
дыр был щыл
потом был
литературный быт
советской эпохи
и большие данные
в зарубежных архивах
потому кажется
всем стало похуй

 

***

дневниковые записи
нечто среднее
между толстым и федоровым
не-памятью себя и
воскрешением всех мертвых
нечто среднее
между двумя провалами

 

***

первый поэт
второй культуры
(сказали об умершем
на днях Ширали)

 

***

нам не нужна
улучшенная и дополненная реальность
нам нужно
улучшенное
и дополненное
издание

 

***
чужой вылезает из груди
спрашивает чей крым

где материалистические тенденции
в русской литературе

какого ты роду и племени
какого полу и гендеру

почему у тебя в руках
эта красная книжечка пикапа

в ответ звучит по определению
хриплый смех латинской женщины

 

Из цикла "Лекции по средневековой философии языка"

Doleo (Des affectus e conceptus)

"Я страдаю / я плачу"
Какая часть речи
зачинает значение в голове?
(канонически их 13, но не все
имеют свой способ значить)

Чувства или зачатия? -
спорили средневековые.
Это обозначает зачатие в голове
или даже мысль.
И это является еще одним способом
манифестации горя.
Многие - многие.

Как глубоко тогда означает горе?
Возможно, дети...
Никто в детстве не может формировать зачатия -
скорее чувства.
Возможно, они ближе к чувствам в одном возрасте,
а к зачатиям - в другом.

Восклицания.
Спонтанность, в сговоре с правилами выдавания
посредством выданных слов.
Нет, но все-таки
звуки или зачинающие вещи в голове?
Он хотел прямой связи до договора.

Знак, он всегда кому-то
выдача и обвинение.
Не переведутся - не будут собой.
Бля будут.
Если бы все люди на земле умерли,
некому было совершить и указательный жест.

 

Из цикла "Лекции по эпистемологии"

Венский круг

Не бывает знакомства без эксперимента.
Глазам необходимо умное разъятие.
Из одного и то же, а также естественных предложений
состоит то, что имеет смысл.
Сборные предложения (обо всех сразу),
но без знакомства - отметаем.
Социалистов и евреев города Вена - тоже.

Содержимое слов зависит от того, что на самом деле
Это может добавить, но и завалиться может.
Заруднение выработки -
Этому нет никаких оправданий.
Дела, вшитые в мир, видны и не очень.
Если же подстановки выматывают - точно выводить.
Замена счастию.
В естественной голове не может быть полного разноса:
если не одно, то другое.
Связь между дымом и раком
еще не причина.

 

Комментарии

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
19 Март 2019
21 марта 2019 года начнётся в 20:00 на улице Молодогвардейской, 148. Вас приглашают стать участниками акции Ирина Саморукова, Сергей Лейбград и Виталий Лехциер.
6 Март 2019
5 марта 2019 года от остановки сердца умер поэт Александр Ожиганов
11 Сентябрь 2018
В рамках акции - презентация новых поэтических книг Галины Рымбу. Приглашаем!