01 Июль 2016 | Цирк "Олимп"+TV № 21 (54), 2016 | Просмотров: 536 |

"Железное молоко", "Деньги верхнего мира" (новые рассказы)

Юлия Кисина

Подробнее об авторе

 

ЖЕЛЕЗНОЕ МОЛОКО

Мы живем внутри гигантской машины. День и ночь работают кондиционеры. Они нагнетают куболитры воздуха, чтобы люди могли дышать в своих ящиках. Они смешивают воздух и воду - коктейль для потерянных астронавтов. По вечерам пылесосами откачивают этот воздух из человеческих легких. Люди вопят во сне. Они вообще вопят. Они вскакивают и пытаются сесть в ящике. Обычно это заканчивается синяками на макушке.

В ящиках довольно трудно сидеть - приходится складываться вчетверо и нагибать голову. Можно сидеть, поджав под себя ноги. Можно высунуть голову в люк или в какое-нибудь отверстие, если таковое имеется и если оно не закрыто кондиционером. Самые несчастные пытаются закурить. Сигареты стоят целое состояние. Вместо пачки сигарет можно купить еды на целые две недели. Но люди из ящиков все равно курят. Они продают по кусочкам свое тело и на эти деньги покупают табак. Кондиционеры работают очень громко. В них булькает H2O. В них ноют вентиляторы.

Здесь все ходят в париках. Пожилые люди стыдятся лысин. Женщины стыдятся седины. Молодые мужчины прячут под париками пироги перхоти. Африканцы прячут кудри под прямым конским волосом и под канекалоновыми изделиями. Арабы носят парики из волос шведских детей. Хасидские женщины носят парики из волос, которые шли на пожертвование в праздник в индийском храме. Эти волосы отбеливают хлором. Детям, работающим на обработке волос дают от силы три года жизни.

Миллионеры живут на свалке. На свалке и на трупах они воздвигают золотые колонны. Звучит музыка. Кружатся пары. Перед каждым танцем на заднем дворе расстреливают провинившихся официантов.

И люди, живущие в ящиках, и танцующие миллионеры обожают этот город, эти парки - жалкие плевки зелени. Остров похож на большую мертвую рыбу с разбухшим животом. Она всплыла животом вверх, она неподвижно лежит на поверхности воды. В ней живут черви.

Прямо напротив парка живет миссис Берлога. Окна ее квартиры выходят на верхушки деревьев. Она живет в многоэтажном доме, в холле которого висят французские гобелены 16 века. Все консьержи в этом доме одеты в специальную униформу с синими шапочками. В золотом лифте целый день стоит черный человек в перчатках и в камзоле. В детстве он не был черным - его покрасили анилином. У лифтера на голове тоже синяя шапочка. Он говорит вкрадчивым голосом и нажимает на платиновые кнопки. Лифт поднимается прямо в огромную квартиру с золотыми колоннами и с картинами сюрреалистов.
В квартире есть и другой лифт для автомобиля. Автомобиль поднимается на седьмой этаж и миссис Берлога садится за руль.

Миссис Берлога часто плачет и смотрит на верхушки деревьев. Она очень любит этот парк, рядом с которым протекает ее одинокая и глубоко несчастная жизнь.

Розовая бронза света - на рассвете она падает в щели между домами. Здесь очень мало щелей. Все подогнано. Каждый сантиметр пространства заполнен кирпичами. Каждая секунда времени заполнена бесполезным трудом. В щели времени проникает секс. Секс - это лекарство от отчаяния. Но оно не помогает.
В семь часов вечера на черных аллеях парка появляются коляски. Это гробы на колесах. В них лежат маленькие мертвецы, серые как асфальт. Маленьким мертвецам на ребра натягивают розовые и голубые тряпки. В коляски кладут фигурки ушебти, как фараонам в последний путь. Серые апельсины, серые ватрушки, серые леденцы. Все это они будут сосать между фабричными трубами. Коляски с чудовищным скрипом ползут по улицам. Из них выглядывают гидроцефальные головы. Мертвецы орут как свиньи.

Они все еще боятся смерти, хотя она уже давно позади. В их рты вставляют длинные серые соски, похожие на морские огурцы и маленькие мертвецы сосут железное молоко. А некоторые сосут хлор.

Вопль на Первой Авеню

Афро-американец мусульманского вероисповедания оскорбляет китайца. Китаец, будучи католиком, обжуливает конфуцианца-француза. У индусов мексиканские арбузы стоят по 25 долларов за штуку. Обдолбанная толстопжопая полицейская истерически кричит на машины посреди перекрестка. Она только что обкакалась и не заметила, как штаны ее вздулись от говна. Машины наезжают на тротуары и въезжают в витрины магазинов, в которых трансвеститы продают украшения из  зубов своих матерей. В чайна тауне торгуют человеческим мясом, выращенным в пробирках. В детских садах продают "мет". Во дворах устраивают кровавые собачьи схватки и петушиные бои. На балконах доят коз. В парках воняет гашишем. На заборах рисуют свастики. Отцы насилуют дочерей. Дочери соблазняют отцов. Мужья татуируют животы беременных жен. Подростки стреляют в учителей. Учителя поджигают школы. В зоопарке жарят животных. Никому не жалко жирафа. Школы огораживают колючей проволокой под высоковольтным напряжением. По улицам бегают крысы. Они забираются по отвесным стенам в квартиры и едят младенцев. И посреди всего этого говна меня штрафуют только за то, что я еду на велосипеде задом-наперед!

2015

 

ДЕНЬГИ ВЕРХНЕГО МИРА

 

- Что такое деньги? Это жидкость? Они видимые? Их можно потрогать?

- Нет, потрогать деньги нельзя. Можно потрогать лишь купюры и представить себе, что это деньги.

- А зачем нужны купюры?

- Для того, чтобы мы могли соприкасаться с деньгами. Купюры - это как иконы в церкви.

- Но если отменить иконы, то ведь бог никуда не денется.

- Верно. И деньги никуда не денутся, если отменить купюры.

- Это не совсем так.

- А как?

- Если покупать без купюр, можно просто называть цифры. Кто назовет большую цифру, тот получит товар.

- А продавцу что?

- А продавцу - иконы.

- Нет, продавцу бог.

Пространство разделено на два этажа. На нижнем этаже скучно: толпа. Она состоит из женщин, покупающих косметику в магазинах. В магазинах продают мусор дорогой или дешевый. Этот мусор совершенно одинаковый. Цены назначаются произвольно. Здесь нет никаких правил. Тратят тоже без оглядки. Нули не имеют значения. Математика здесь присутствует только в виде орнамента, потом - в виде статистики. Деньги не значат ничего. Они текут сквозь лица людей, сквозь из тела, сквозь одежду. Они не задерживаются ни на секунду.

Покупается еда, пропускается сквозь тела, уходит в канализацию. Покупается одежда. Тоже уходит в канализацию. Тело проходит сквозь одежду, выныривает в другую одежду как угорь. Потом проползает через множество текстильных изделий и ползет на кладбище.

Дома думают, что они манифестация денег. Люди встают очень рано утром, тащатся в железных ящиках с моторами на другой конец острова. В железных ящиках нечем дышать. Там кондиционеры. Они охлаждают разбуженные тела. Раскосые глаза. Липкие волосы. Белые длинные ноги в бежевых родинках. Голубоватые шеи кельтов. Синие веки дравидов. Металлические ящики катятся по металлическим трубкам. Докатываются до железнодорожной станции. Тела, преодолевая усталость, напрягают мускулы, поднимаются и выпрыгивают через люки на платформы.

Мускулы двигают скелеты внутри себя в определенном направлении. Они идут туда, где в течение многих часов из них будут выкачивать жизнь. За это им платят ничего не значащие деньги, которые уходят в канализацию.

На втором этаже пространства - призраки домов. На самом деле - это не дома. Это призраки капитала. Каждый дом украшен как пирожное. Каждый кирпич дороже золота.

На втором этаже пространства огромные плакаты - во все небо: девушки бедные и обескровленные. Реклама чего-то. Нам не важно, что рекламируют. Главное. - тела. Здесь на верхнем этаже мира тоже живут деньги. Только здесь они обескровленней.

Деньги верхнего мира смотрят на деньги в нижнем мире. Они завидуют им. Верхние деньги хотят вниз. Они хотят быть монетами. Но верхние деньги не помещаются в узкие улицы, заполненные опьяневшими автомобилями, среди которых попадаются насекомые велосипедисты. Все они стремятся вниз, в нижний город. Там их ждет выхлопная труба. Там уже стоит очередь. Те, кто заходит в выхлопную трубу выплевываются в космос. Все, кто окажется в космосе, окоченеют от солнечного ветра.

Некоторые садятся на корабль. Все, кто садится на корабль - отправляются в океан. Каждый, кто окажется в океане - заснет навсегда, убаюканный качкой.
И только деньги поднимаются от тел, отслаиваются от костей, отлетают от крови. Купюра за купюрой улетает вверх и растворяется в ноосфере. Ноосфера - бог. Бог - главный банкир. Небо со всеми его ангелами - огромная финансовая корпорация. Прогоревшая!

2015

Комментарии

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
2 Ноябрь 2017
«Цирк «Олимп»+ТВ», Радио «Эхо Москвы» в Самаре и информационное агентство «Засекин» представляют вторую литературную контекстную акцию из цикла «Поэзия в поддержку прямоговорящих» - «Накануне революции: 1917 – 2017».
13 Апрель 2017
Информационное агентство «Засекин», «Цирк «Олимп»+ТВ» и Радио «Эхо Москвы» в Самаре 14 апреля 2017 года с 19:30 по московскому времени представляют литературную благотворительную акцию «Вкус времени: поэзия в поддержку прямоговорящих».
19 Февраль 2017
Выдающемуся русскому поэту, эссеисту, публицисту, гражданину и человеку Льву Рубинштейну 19 февраля 2017 года исполнилось 70 лет!