22 Май 2016 | Цирк "Олимп"+TV № 21 (54), 2016 | Просмотров: 743 |

Фрактальные стихотворения

Татьяна Бонч-Осмоловская

 

- Старое кресло
- в Париже жить…
- в десять вечера…
- В кинотеатре
- как я говорила…
- Короткое стихотворение с цитатами, аллюзиями и комментариями
- Лесной гномон (ропалик ропаликов)
- Песня пряхи (пентграмматический пентастих)
- Леонардо Пизанский
- Суждение (Из Шерил Перссон)
- твое отражение…

 

После того, как Мандельброт в 1977 году ввел понятие фракталов, оно завоевало воображение масс и вошло в повседневный язык. Привычны визуальные фракталы, как то снежинки, ветвящиеся деревья и завораживающие анимации. В своей старой статье я писала, что под фрактальными текстами можно понимать такие, в которых часть некоторым образом подобна целому, а восприятие происходит по последовательности вложенных уровней, что гарантирует головокружение и не обещает возвращение. 
В текстах (как и на рисунках) может быть только намек на фрактал, два-три возвращения, а могут быть десятки повторений и подобий. Реализация их также может быть различной – в структуре стихотворения, в смысловых связях, в звуковых повторах…
Оказалось, к настоящему времени мои отдельные фрактальные стихотворения складываются в целое фрактальное произведение, каждый текст – еще один завиток в этой картине. Я решила предложить ее целиком вашему вниманию. Некоторые из этих стихотворений были прежде опубликованы, однако цельная подборка предлагается читателю впервые.

 

Старое кресло

в нашем доме над старым креслом –
мне часто снилось, что я забираюсь
в него с ногами и, взмахнув крыльями,
уплываю вверх и наружу –
в облупившейся раме висела картина:
на улице дом, один в ряду многих,
в доме стена в свежей побелке,
в стене – окно, в окно видна комната,
в комнате стол, пианино и кресло,
над старым креслом – бывало, мне снилось,
что я забираюсь в него с ногами,
взмахнув крыльями, уплываю
вверх и наружу – в облупившейся раме
висела картина: дом в три этажа,
светлый кирпич, окошко с цветами,
в цветах спит кошка. в окно, присмотревшись,
комната – шкаф с книгами, стол и кресло,
над старым креслом – однажды приснилось,
что я забираюсь в него с ногами,
взмахнув крыльями, вверх и наружу –
в раме картина с ноготь мизинца:
высотный дом, ряды балконов, на балконе
коляска, в форточку с лупой – комната,
кресло, над старым креслом – мне никогда
не снилось, что я забираюсь в него с ногами –
картина: всё, что я разглядела,
покатая крыша, труба и антенна,
над крышей кто-то плывёт вверх и наружу.
не разглядеть. ничего не видно.

 

 

***
В Париже жить. Чтоб проходя по улице, петь во все горло
l'amour, l'amour
для парочки, воркующей за столиком кафе.
Быть поваром. Нет, смешивать напитки, готовить кофе, шоколад.
Бежать на улицу, услышав,
что там опять поют кому-то про любовь.
Сидеть в кафе, болтать и целоваться, 
смеяться и махать рукой прохожей, которая кричит тебе
l'amour, l'amour.
Хотя бы прилететь в Париж
на два-три дня.
Гулять по Сан Мишель, зайти в кафе, пить шоколад
и наблюдать, как видя парочку, прохожая смеется,
поет l'amour, l'amour,
официант бежит смотреть, кому опять поют любовь в Париже.
Девушка в ответ машет рукой прохожей и улыбается из-за плеча возлюбленного.
Вскользь и тебе помашет, улыбнется и подарит миг
любви в Париже.

 

 

***

- в десять вечера двери станции закрываются 
не найти направление к дому
в центре дорог стрелка вращается во все стороны вдаль
парусники раскрывают страницы поднимаются в воздух
скоро новый сеанс ночь заново молода
- наилучший путеводитель по вечному городу – 
старые снимки с героинями фильмов 
свет на темной стене знакомые тени 
сладкая ночь римского отпуска твоих коротких римских каникул
- на полотне проступают прожилки 
римского мрамора на пространных гладких 
ста тридцати девяти ступенях над Пьяцца ди Спанья
линии кровотока на коже нетленной красавицы
- бабушка пересказывает двум удивленным блондинкам
кратко великие кинофильмы 
Софи Обри Джульетта
девочки не похожи на них 
переглядываются
может Анита Экберг?
нет не она другие дивные девы
- многоцветница закрывает страницы крылья карты метро 
засыпает сладкая ночь 
на сетчатке остаются мелькают спирали и полосы
записать в evernote – вернувшись домой не забыть 
пройти проверку зрачков пора на операцию 
катаракты

 

В кинотеатре

неквалифицированный рабочий
приходит на съемки
и обнаруживает себя в роли
актера играющего главного героя
изображающего простого парня
который пришел на съемки
наняться чернорабочим.
Он таскает ящики, передвигает штативы
прожекторы, опахала экранов
солнце такое яркое
что свет прожекторов почти незаметен
он все равно переносит их с места на место
куда прикажут
работа бессмысленная, но платят хорошие деньги
вечером его приглашают со всеми к столу
наливают пива, вина – ему нельзя пить, но он выпивает
срывается, кому-то бьёт морду, утирается, лёжа в грязи
встаёт, обнимает подружку
ждёт-не дождётся окончания съемок
всё это конечно снимают
интересно ведь – как живет простой парень
новое слово в кинематографе

молодой режиссер смотрит с грустью
на суету на площадке
он получил грант на съёмки
теперь постигает суть жизни настоящих парней
он дал им работу
они получают хорошие деньги
на ярком солнце передвигают прожекторы и экраны
куда он скажет
разумеется, не обходится без эксцессов
в кино иначе и не бывает

потом он покажет картину
в тёмной пещере премьерного кинозала
запрёт их, шуршащих шампанским и шелком
прикуёт к стульям цепями из шума кошачьих шагов
дыхания рыб и птичьей слюны
они наконец посмотрят на настоящую жизнь
мелькающую перед ними
тенями на полотне экрана

 

 

***

как я говорила ей повесить
белье около дома
вдоль забора под деревом
как я повторяла когда постирала
белье как я разбирала
белье из корзины собирала
белье роняла на пол
как я повторяла
в детстве мне говорила пора повесить
белье возвращалась играла и собирала
шелковицу с детства оставив корзину
с бельем ступая по ветке как доставала
белье выбирала
ягоды как я ей говорила
как повторяла под шелковицей пора повесить
белье как замечала присваивала замечала
белье во дворе с дороги когда мы мчались
как я повторяла всегда
под шелковицей когда смеркалось осталось повесить
белье около дома
я повторяла узнавала дерево как
шелковица падала замечала могла бы повесить
белье повторяла стирала повесить
белье на веревки около дома под деревом вдоль забора
как я замечала с дороги повторяла сказать себе пора повесить
белье

 

***

[i]   См. мнение стоиков: «это круговращение и этот распорядок, который никогда не прекращается…».
[ii] См. сигналы точного времени.
[iii] См. Татиан «Против эллинов»: «Зенон утверждает, что после воспламенения те же самые люди возникнут для того же самого, то есть, Анит и Мелет станут обвинять, Бусирис – убивать гостей, а Геракл – вновь совершать подвиги».
[iv] См. И.Мятлев «Розы»:
"...В её очах - веселье, жизни пламень,
Ей счастье долгое сулил, казалось, рок, -
И где ж она?.. В погосте белый камень,
На камне - роз моих завянувший венок".
[v] См. В.Набоков "Расстрел":
"Россия, звёзды, ночь расстрела,
И весь в черёмухе овраг!"
[vi] см.  Мандельштам «Декабрист»: «Россия, Лета, Лорелея!».
[vii] См. Н. Огарёв «Обыкновенная повесть»:
"Кругом шиповник алый цвёл,
Стояла тёмных лип аллея...", цит. по: И.Бунин «Темные аллеи».
[viii] См. Акико Ёсано: «С тех пор все тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы...»,
цит. по: А. и Б. Стругацкие «За миллиард лет до конца света».
[ix] См. Офелия.
[x] См. И.Бунин «Тёмные аллеи».
[xi] См. Офелия
[xii] См. Томас Пинчон «Энтропия».
[xiii] См. Н.Гумилёв:
«У меня не живут цветы,
Красотой их на миг я обманут,
Постоят день, другой, и завянут,
У меня не живут цветы...»
[xiv] См. И.Бродский «Письма римскому другу»: «На рассохшейся скамейке – Старший Плиний».
[xv] См. И.Бродский «Письма римскому другу»:
«Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами».
[xvi] См. А.Ахматова: «От солёных брызг и ветра».
[xvii] См. И.Бродский «Письма римскому другу»: «Мы, оборачиваясь, видим лишь руины».
[xviii] См. жена Лота, а также: А.Ахматова «Лотова жена», а также О.Мандельштам об А.Ахматовой: «Вполоборота… окаменела…».
[xix] См. И.Бунин «Поздний час».
[xx] См. И.Бродский «Письма римскому другу»:
"Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря".
[xxi] См. А.Пушкин «Евгений Онегин»:
«И вот уже трещат морозы
И серебрятся средь полей…»
[xxii] См. И.Мятлев «Розы»:
«Как хороши, как свежи были розы
В моём саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!»
[xxiii] См. Г.Иванов «Полутона рябины и малины...»:
«...И лучше умереть, не вспоминая,
Как хороши, как свежи были розы».
[xxiv] См. И.Северянин «Классические розы»:
«Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страной мне брошенные в гроб!»
[xxv] См. кого угодно: роза есть роза есть роза есть роза.

 

 

Лесной гномон
(ропалик ропаликов)

Я

Я –  за!

Я за ней.

Я за ней хожу.

Я за ней хожу лесом.

Я за ней хожу лесом, кругом.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют, красуются.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют, красуются, расцветают.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют. Красуются, расцветают подснежники.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют. Красуются, расцветают подснежники благоухающие.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют. Красуются, расцветают подснежники благоухающие, нежносветящие.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют. Красуются, расцветают подснежники благоухающие, нежносветящие, розовоперстные.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют. Красуются, расцветают подснежники благоухающие, нежносветящие, розовоперстные златосеребрятся.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют. Красуются, расцветают подснежники благоухающие, нежносветящие, розовоперстные, златосеребрятся, искрорассыпаются.

Я за ней хожу лесом. Кругом деревья зеленеют. Красуются, расцветают подснежники благоухающие. Нежносветящие, розовоперстные, златосеребрятся, искрорассыпаются солнышкозвездочки.

 

 

Песня пряхи
(пентграмматический пентастих)

I

Разве плачи могут стать морем?
Разве якорь знает крыла ветра?
Разве Борей забыл запах лилий?
Разве верит немым мужам тайна?
Разве убьет волна годов пламя?

Перед новой бурей покой ценен,
Перед женой вечер пряжи полон,
Перед волей богов стать собою,
Перед зовом любви рыжей куклы,
Перед печью песню рожая слепо.

Сразу дрожь пошла, спину морща,
Сразу крови полны мышцы бедер,
Сразу факел зажег пилот шпиля,
Сразу пчелы черны рыжей медью,
Сразу танго звезд манит крышу.

Пусть горит атолл – лучам тесно,
Пусть бокал любви будит зверя,
Пусть летят вовсю кегли жизни,
Пусть виска собор цикад ловит,
Пусть болит сосок новой жрицы.

Чтобы кокон тоски исчез снова,
Чтобы оленя гнала труба битвы,
Чтобы тесно стрел текло время,
Чтобы, желая добра, рвали когти,
Чтобы шесть миров могил полны. 

II
Опять ветер смолк среди сосен,
Опять стены стоят серых башен,
Опять стерт рукав возле локтя,
Опять будит сирен ничья песня,
Опять страх уполз тихой сапой.

Будто сцены озноб бежит темен,
Будто видит автор тоску ветра,
Будто разум утлый вовне тянет,
Будто локон дурак рыжий хочет,
Будто филин зовет тенью цапли.

Вдруг остыл кубок чужой славы,
Вдруг любой упрек точно целит,
Вдруг умней стали косые твари,
Вдруг наяда, песка полна, тонет,
Вдруг узнав, летит птица ласки.

Кроме амока, добра, любви, смеха,
Кроме детей, очага, проса, драки,
Кроме плуга небес, плаща, геммы,
Кроме плоти морей, плача Марса,
Кроме чешуи твоей рыжей куклы.

Среди ребер, нежны, росли звоны,
Среди сотен могил найти речку,
Среди белых ягнят звать жрицу,
Среди пения звезд течет месяц,
Среди весен робко стоит эпоха.

III
Снова ждать, ждать, ждать, ждать,
Вслед ждать, ждать, ждать, ждать,
Потом ждать, ждать, ждать, ждать,
Верно ждать, ждать, ждать, ждать,
Вечно ждать, ждать, ждать, ждать.

Вечно ткать, ткать, ткать, ткать,
Верно ткать, ткать, ткать, ткать,
Потом ткать, ткать, ткать, ткать,
Вслед ткать, ткать, ткать, ткать,
Снова ткать, ткать, ткать, ткать.

Вдали ждать, ждать, ждать, ждать,
Среди ждать, ждать, ждать, ждать,
Вчера ждать, ждать, ждать, ждать,
Опять ждать, ждать, ждать, ждать,
Лучше ждать, ждать, ждать, ждать.

Снова ткать, ткать, ткать, ткать,
Вслед ткать, ткать, ткать, ткать,
Потом ткать, ткать, ткать, ткать,
Верно ткать, ткать, ткать, ткать,
Вечно ткать, ткать, ткать, ткать.

Вечно ждать, ждать, ждать, ждать,
Верно ждать, ждать, ждать, ждать,
Потом ждать, ждать, ждать, ждать,
Вслед ждать, ждать, ждать, ждать,
Снова ждать, ждать, ждать, ждать.

IV
Когда ствол сухой тяжел розой,
Когда ворох ткани забыт рядом,
Когда царек чужой город судит,
Когда дикий вепрь любим богом,
Когда огнем холст дышит жрицы.

Точно дождь косой пошел летом,
Точно вышел лицом валет бубен,
Точно холод колец палец ловит,
Точно парус летит краше крови,
Точно слоги вяжут спицы парок.

Лучше весом груди звать взоры,
Лучше ткать новые ткани утром,
Лучше ночью рвать нитки пряжи,
Лучше дышат возле волны крабы,
Лучше лодки летят между радуг.

Почти нежно лакая кровь зверя,
Почти робко гладя плечо твари,
Почти гордо теряя опору ткани,
Почти месяц нищий лежит рядом,
Почти светл очами полый ангел.

Вдоль шоссе парит моток пряжи,
Вдоль аллей бежит поток ртути,
Вдоль стены течет шепот стужи,
Вдоль травы летит звезд ветер,
Вдоль веков гулко парят буквы.

V
Видно, снова шторм украл лампу,
Видно, опять хруст кости оленя,
Видно, пепел зовет домой лодку,
Видно, надел жених венок криво,
Видна гладь канвы вдоль опоры.

Вдали машут крыла малой сойки,
Вдали целит осями лучей месяц,
Вдали сорок небес легко тонут,
Вдали Аргус горит, гость героя,
Вдали шторм умолк, остыл пепел.

Будто можно унять поток света, 
Будто клюет ствол сосны дятел, 
Будто метет улицу пылью ветер,
Будто везде летят зерна проса,
Будто мертв, лежит чужой нищий.

После дождя вечер будет ясным,
После любви всяка тварь темна,
После, ветви качая, - сдвиг карты,
После, брови хмуря, Марат тонет,
После потоп, пусть после будет.

Вечно рвать, нитки целей будут,
Вечно лежат вдоль дорог камни,
Вечно цепки твоих речей пряди,
Вечно ждать твоих песен звука,
Вечно звать анимы любви слова.

 

Леонардо Пизанский

август

башня

варвары василиски

грифон гипотеза Галилея

давний диктат диалекта диспуты Диотисальви

елей ехидство епископов епитимья естествоиспытателя еретика естественное единомыслие

жалеть жалить жучить жестокость желанный жанр жаропрочность жар-птицы жизнерадостность жертвенной живности жадность жулика живописца 

затворник зазевался за завтраком заслуга знаменитого зодчего зоркость затейника закономерное заблуждение заподозрить законсервировать затемно зато затишье землетрясенье затмение защити заблудших заступница

итак итальянцы исступленно исследовали изучали изумляясь избыточности игнорировали избавление избегай идеалов идентичной импровизации идиотских идиллий интерпретации интонаций исполнители ин-куатро ин-фолио и ин-октаво исключительное изобилие исполины Инсбрука интерференция искривления изгнание изгоя изоляция изымай исповедуйся исподтишка

когда координаты кончаются картонной карты контуры комплексных компонент канделябры комбинаторные копии колоннады круглосуточных культов концентрические карнавальные кольца как какой-то калейдоскоп кульбит кульминация кванта квинта квинтет колодец конечно крошечный ключ к кабинету кстати кавычки крест-накрест корсет косолапо курсивом контраст коварно коверкали кренилась косила кроил колотил коллапс керамической книги компромиссы красавиц крик крах крой Кампанилла кладбище Кампосанто

лазурь ласковых ласточек любое либретто лампада линза лужа лужайка лирические лоскуты луг листья лужайка лужа лампа ландшафт луговые легкие линии ленты лучезарный лимон летучие лепестки лаванда левкой лебеда лютики лирохвосты лунная луковица любопытные львы легкие локоны лапать ласкать лихорадочно лаять лечить липкими листьями лицемерие лачуг легкомысленно лицезреть лицедеев лепет лемма лавина любительский лексикон ложная ломкая лестница ложбина лужа лампада лохматая лошадь лишайник лопух лабиринт лебеда льдина лодка лекало лавровое ложе ложь лишь ловкая логика лишние латиняне легионеры личинки лить ливмя легенды лагун ласка ладоней лакуна лукава ленива летальна литература

между молочным молчанием мяуканьем малышей мишурой малокровной молодости между монотонностями материнства мнимой мудростью многообразием мутной морали мануфактурой манер между многоголосием маркитанток мелочностью мизантропов машинальной мольбой между монументальными монументами мизерными миллиардами миллионами междоусобиц мнительных междуцарствий многоличьем монархов межреберной меланхолией морок мор месиво мрак мелькают мерные маятники мчится металл мгновенно мутнеют монеты мигрируют метеоры маяк мутит мрак монотонной мыслью минимализм миновал меандры медные монстры медлят мечтают маэстро метрономы меняют минор мимо мажора минус минуты метафоры меры мистификации место местоимения монах мнется молчаливой мелодией мастера милосердие монстр мореплаватели меридианами мадригалами мужественно мигрируют мыслью мизерной магии мокрый мим молвил магу мечтатель Матфей меняет мелодию мемуаров муть манускрипт молния молоту мало мутное море мирт медуза Медичи мраморная мозаика мнимый минималистский мотив мавританские мастера молотый мак медуница мягкая мята маслиновая мечта моцион монотонный маршрут Мадонна морочит мистика милейшего математика мирный миф музыка мнемотехники меряют медяки мировой мелкой монетой музей матронеум

на ночь няня нашептывала наговаривала нечет ненастье неудача несчастье напоследок напророчила ненасытного незнакомца неотразимого норовистого наездника налегке немедля намолотила насолила нажарила накоптила накрошила нарезала наготовила назавтра натопила наконец небрежно напудрила носик нарумянилась нарядилась некто на ночь накрыла напоказ накормила наливала наливку напоила напевала неспешно напевно нахваливал награждена наготою невинною непорочною нежною недолговечной неяркой никчемной наутро наскучила навсегда насладился нахмурился нырнул невидимкой нет никогда нет надежды наконец наревелась наметала наскоро наугад надшила накидку накрахмалила набело недолгое недомогание незамысловатый неотступный недуг насущный навык наточила ножи наметила наискосок неровно надрезала настежь намертво но невредима найденыш недоношенный неполноценный ничтожный нищий непоседа неприязнь недомерков непритворная ненависть непродолжительно неразлучны неувязки неубедительны но невзначай нашептала намекнула научила напоила надеждой набрался наставлений несмотря на нищету научился несчетным наукам немало набрался наставлений небожителей намеков наставников непрошенный наблюдал набухал незнакомыми навыками набрасывался нетерпеливо на науку насаживал наугад насекомых нюхая нашатырь неотлучно непоколебимо находился наготове наверно ненавидел наследство незаслуженное непроницаемо накаливал наудачу нагревал навьючивал наносил неотвратимо необдуманно неописуемо навсегда непокорный нездешний наивный начертил непрерывный наклон назло напоказ накапливал натиск набавлял невзначай налево направо напуск незаметный но нарочитый на небо недальнее недавняя наледь набухшая набок накренилась назидание неверным невеждам намек настояние нерасторопным но неувязка неумышленная неуравновешенность неустойчивость наверно назавтра наземь наперекосяк натрое напополам недолговечно надул надурил неважно невыносимо недружелюбие недоучка народное негодование недовольство народное недоверие непоправимая неприязнь навсегда нежданно негаданно навсегда навсегда наказание не назначено но неуклонно несдобровать не наесться не напиться напоследок не надышаться

очевидное отклонение от однажды оговоренного ориентира означает ошибку охотника обморок обнуление ожиданий омрачает очевидную одиссею оговоркой отбивкой одумайся общительный отрок оболгал оцарапал опорочил оборванец оговорил оборотень омерзительный отвратительный оборотень обман ослепляющее оскорбление отныне он опозорен оглушительная оплеуха определенно отъезд он опаздывал обернулся отважился обеспокоился оркестр отыграл опус Отто Ольссона отрывок обрезок опустошение отныне он обречен опозорен отчаялся одиночество отныне обособленный обрубок обезумел одиночество один отныне одни оводы отраженных орнаментов обезьянье откровение обочина образа огонь обнимает остекленевший остов осталась одна обложка охотник охает обнаруживая обвал обход объезд он оступился отменное ощущение он озирается осматривает обстановку отдышался обнаруживает ошую ольху остролист олеандр одесную осину орешник отару одичалых овец около орешника озеро облако опасный омут откос отлогий овраг охотник ободрился он оседает около озера он остепенился окапывается обретает обожаемые оковы оболочки облика одежды обуви обыкновенного очага он обзаводится обязательным одеялом окошком оградой одышкой ожирением огородом отменными овощами облагораживает окрестности одомашнивает отару овец озабочен озеленением осознает обретение опыта он обожает овец особенно овец опьяненных отваром озимых он обожает овсянку отчего овсянку оговорка он обожает обильные обеды отварных омаров оленину отбивных осьминогов обжаренные орешки овсянку опять опостылевшая овсянка опять опять опять овсянка он откидывает остаток отвердевшей овсянки о омерзительная он осознает одиночество опыт острога опять он одинок очень одинок он одичал оглупел окостенел ожесточился озлобился обаяние окоема обнадеживает он отдохнет отоспится он отрешится от обид от острога обетованного он отстранится он однажды он обнаруживает около озера обольстительную одалиску она озябла она обессилила около озера около омута она ослепла обледенелое озеро остается основой она оступилась она оглушена он осторожно осматривает ощупывает одалиску ободряет очаровательная одалиска он опален обаянием отравой огненным осознанием окончания одиночества омоложения он осознает ощущает одобрение ободрение отвердевание окрыление он обучает обворожительную одалиску объясняет основы она отвечает односложно однотонно одноголосно она одаривает охотника осторожными объятиями обнажается опрятно очаровательно отважно он оберегает одалиску от огня от опасностей опьянения от овечьей оспы от озверелых ос от остроклювых орлов от огнестрельного оружия он обдумывает обвенчаться отслужить обедню осушить озеро очистить овраг от омерзительных отходов он обдумывает отстроить обсерваторию окончить оду ораторию оперу оригинал орфографии основать обитель остановить оползание оврага обмеление озера осыпь откоса однако однако она одномоментно опухает оплывает оседает опадает отбывает окаменевает он остался один овдовел отчаялся окончательно ополоумел озеро обмелело овраг отсырел овцы одичали опрометчиво околели осталось одно обледенелое отражение отзвук отсвет

 

первые признаки падения памятника появились после полноводного паводка поджога популярного портика проб пороха противоречивого происхождения проклятия порочных порядков предостережения портрета падежа пугал по пшеничным полям пропажи пчел пасечника Пантомония прорастания папоротника по периметру плаца прочих подозрительных происшествий потом печальный певец предсказал полную пакость появились пустозвоны паломники пометили педантичными патетическими примечаниями папирусы пантеистов перепугали поджарых пиратов первооткрывателей призрачных пригородов предсказанием пандемии паническим предвкушением предзнаменованием пониманием предопределения Петра пробоина пауза проблема понимания простейшего предложения положим полнолуние предрассветный полусумрак протагонист проходит по прекрасному полу палаццо прямоугольные плитки положены параллельно порогу протагонист прогуливается по палисаду перелистывает преподнесенную позавчера поэму полную преувеличений перегруженную плеоназмами пугающими пророчествами причудливыми прорицаниями примитивными противоречиями пустотами пропусками пробелами протагонист подумывает пересказать поэму придумать пародию праведное продолжение пронзительную притчу перечеркнуть половину половину переписать пусть просияет по подлунным просторам пусть призовет пожар просветления пусть прорастет прозрением пусть призовет прощение павших пусть пусть протагонист приостанавливается пристыженный понимая порочность праздность проекта поскорей позабыть предосудительные парадоксы протагонист проходит по подземному переходу поджидает прислушивается попугаи перепуганные прибытием пиратов притаились прочие птицы примолкли приостановили пение протагонист поглаживает пеликанов породистых перелетных птиц простых печальных пингвинов пеликан протягивает протагонисту припухшую перепонку покорно пережидает продолжительную перевязку протагонист продолжает прогулку постригает плющ полдень принимает парад победителей путан полукровок придурков пишет письмо потомкам пагубная привычка поэзия проза проклятый пентаметр поправляет почерк проверяет печать приправляет парой простых палиндромов перчит перманентной полиметрией пакует пакет пересылает потом плачет прозрачно пытается поспешить перекручивает плотную пряжу полноправный простор полотна предчувствие потепления приказывает принести пистолет перевесить полотна проторафаэлитов по пятой преступной палате постричь простите просто потом подравняйте пинии плаца Петра по проспекту Петрарки после пресного полноводия перешейте перламутр по плащу португальца посланника причудливо перестройте палаццо прочтите почтенное пятикнижие певучим протяжным порядком пропуская параллелизмы параграфы полные перифраз переспрашивая повторяя примеры признание поклонение помолитесь пророку потом патриарху перевозчику переводчику первородному пеликану печальные предки провожают пары пожертвований прекрасные подношения почти полгода полыхают по полнолуниям пятимерных пространств преимущество плеоназмов преследователь предъявляет претензии происхождение принципа первенства пленительное прикосновение память пристрастие павших подстрелив пятьсот птиц путник пугается пчел предлагает приятелю приютить противную псину пропадает притворно проезжает пустым переулком птицелов поднимает пустые путы почесывает пупок прочищает пыльную прялку подзывает подкидыша преподносит парню пять пушистых птенцов пространно прощается понимает причину популярности предположений провинциальных прорицателей певчих птиц перебранка профессора Пьеро Пьерроти по памяти понаслышку прощальный поклон промерзшая прорубь подпочвенное происхождение плотных пород подготовленные поверхности просадка произошла при процессе просачивания по периметру препятствие прерывистых приспособлений природа покоя применение пантомимы плугом пахарь по полю под пальмами по просторной пампе по полнородной пашне палиндромным путем по прямой поперек последовательно по прямой практичные проектировщики приостанавливают построение полмира продолжение предел послушание предзакатный предлог пятьдесят пять процентов плюс прочие пятьдесят пять предложение пира приятное препровождение пари проигрыш препирательство перебранка позор потасовка пугающее происшествие преступление пожар полнолуние полночь поединок полоумный придурок псих попугай последняя папироса промах промах промах попал прекрасные пышные похороны панихида по покойному параноику проводы продолжались полгода плач поцелуи преступников печаль палачей проклятия пророков поклоны предателей пакостное прикосновение последнее пленительное путешествие по прямой под подвал прощайте прямиком по пути памятливых предков под пантеоном прозрачный прямоугольник прочные путы посмертная поза последний покой падаль прощайте поздно подлый процесс пошел прах протянуть подношение паромщику передумать подумать пустое послышалось пожалуй послышалось призвук просто послышалось простонал приглушенно пугливо потом послушно прозрел почувствовал пора просветления понял паутина повсюду пыль пауки под потолком патина плотная пелена паниковать прокричать помогите помолиться прочитать по памяти пару псалмов понять потихоньку пойти ползти парадокс переводчика пошатнуться принять первородство попрощаться ползком постскриптум проскользнуть прокопать по палец по щиколотку понемногу прорыть прокусить поначалу прогнившую перекладину проломить промысел потом по грудь провалиться перемещаться по пятницам по полной ползком пешком по пещере прорваться по перегною пройти подземельем проявиться промчаться пронестись привидением призраком признанием падшего потом примолкнуть произойти прозвучать под прочным прекрасным полом похоронен писатель Пизанский по прозвищу

сын Боначчи

по имени

Леонардо

 

Суждение (Из Шерил Перссон)


Я.
Я знаю.
Я знаю тебя.
Я знаю тебя давно.
Я знаю тебя давно уже.
Я знаю тебя давно уже нет.

 

 

***
твоё отражение тает на унизанном свечками своде
в отдалении стихает гром
твоё отражение тает на россыпи капель на твоём отражении тает
траектория паруса к берегу
твоё отражение тает на радуге над прибоем
россыпь капель на россыпи капель
твоё отражение тает на твоём отражении тает на твоём отражении тает
унизанный свечками свод
твоё отражение тает на россыпи капель
радуга над прибоем
твоё отражение тает в твоём отражении тает
россыпь капель
твоё отражение тает
ты

 

Стихотворения прежде публиковались: Старое кресло (Антиподы, коллекция «День удивительного дня»), В кинотеатре (Другое полушарие, 16-17, 2011), Лесной гномон (Журнал Поэтов, 9, 2008), Песня пряхи (Антиподы, коллекция «День удивительного дня»), Леонардо Пизанский (Карадёй и Каракёй, 4-5, 2016), Суждение (Другое Полушарие, 24, 2015), твое отражение (Другое полушарие, 16-17, 2011).

Комментарии

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
2 Ноябрь 2017
«Цирк «Олимп»+ТВ», Радио «Эхо Москвы» в Самаре и информационное агентство «Засекин» представляют вторую литературную контекстную акцию из цикла «Поэзия в поддержку прямоговорящих» - «Накануне революции: 1917 – 2017».
13 Апрель 2017
Информационное агентство «Засекин», «Цирк «Олимп»+ТВ» и Радио «Эхо Москвы» в Самаре 14 апреля 2017 года с 19:30 по московскому времени представляют литературную благотворительную акцию «Вкус времени: поэзия в поддержку прямоговорящих».
19 Февраль 2017
Выдающемуся русскому поэту, эссеисту, публицисту, гражданину и человеку Льву Рубинштейну 19 февраля 2017 года исполнилось 70 лет!