22 Октябрь 2012 | "Цирк "Олимп"+TV" №5 (38) | Просмотров: 2033 |

Стихи из книг "Утро в полях" и "Караван"

Александр Ожиганов

Подробнее об авторе

 

Ниже мы публикуем стихи Александра Ожиганова из книги «Утро в полях» (Самара, Изд-во «Цирк Олимп+TV», 2012),  презентация которой состоялась 30 сентября в Самарском литературном музее,  исправив те незначительные опечатки, которые были допущены в этих текстах при подготовке рукописи к изданию, а также стихи из еще не опубликованной книги поэта «Караван».
От редакции

 

Из книги «Утро в полях»

Утро в полях

                                    Михаилу Шемякину

                           1
Да, не удался этот мир Творцу,
но сетовать, Винсент, ведь не к лицу
художнику, в котором пораженье
лишь обостряет внутреннее зренье,
и на холсте, что ты размалевал,
яснее проступает идеал:
мазнет пейзаж песком, обдаст росою -
и вещь соединяется с душою.
Неряшливость? Погрешность ли? - не спорь
и новый холст распяль для новых зорь.

                           2
"Берет и трубка? Что ж, бери берет
и трубку, красься, драпируйся в тоги…
Ничтожных пустяков в искусстве нет,
но нет в нем и предметов слишком строгих
для шутки, например. Не петушись.
В сектантских пароксизмах словоблудства
не дергайся. Искусство - это жизнь.
Бессмертье - средостение искусства.
Все изощренней пестуй простоту.
Мальчишка мяч обвел наивным кантом.
Ты искушен. Однако за версту
от мэтра не должно разить талантом".

                             3
Итак, Гоген солгал, Винсент?
И бритвы не было при встрече
на тротуаре? Все обман?
А что же было? Был абсент.
Абсент, бесчисленные речи
и кем-то брошенный стакан.
К тому же этот эпизод -
недельной давности, не позже.
Не накануне. Не вчера,
как Поль сказал…
Или урод
и ангел точно стали схожи
с цветными точками Сёра
со временем: одна, вторая…
И различаешь их с трудом…

Но если Арль - преддверье рая,
то что скрывает Желтый дом?

                           4
Снаружи желтые и белые внутри,
как жадно ожидали эти стены
здоровья, дружества и утренней зари
в полях, вдали от сутолоки, Сены,
сырых подвалов и мансард, Винсент!
Париж? Париж - раскрепощенье цвета.
но впечатленье - бабочка! Момент -
и звякнула последняя монета
о стойку…

                   Я читаю: "Старина!
На юге жизнь дешевле, здоровее.
Я жду вас всех. Художникам нужна
своя Япония, заветная страна
пылающего солнца и вина,
где хворости и грусть мистраль развеет.."

Винсент, есть рифма русская: любовь -
кровь, стертая, как театральный задник.
На плитки красные из уха каплет кровь,
напоминая красный виноградник.

 

                        5
"Солнце - сеятель, смерть - жнец.
Сколько их, кругов, колец,
дуг, овалов и спиралей!
Даже от линейных далей
золотой долины Кро
в венах гулко кружит кровь.
Даже жизнь шарообразна:
отвратительна, прекрасна,
и безумна, и мудра…"

Он опять в полях с утра.

                      6
Спирали, петельки, крючки, зубцы, зигзаги,
иероглифы (детская игра!)
стенографируют напор соленой влаги,
и море мечется на плоскости бумаги,
слетая с кончика обычного пера.
Что это? - творчество? ребячество? Отгадка
проста, таинственна, темна, Винсент, ясна.
И жизнь божественна. И смертью пахнет сладко
в полях предутренних. И треплет лихорадка.
И море мечется. И манит белизна
холста, бумаги…
1995

 

МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ОДА

                           1
Знаю, ты - моя шальная мысль,
что металась, как слепая мышь,
в лабиринтах миллионы лет
и тебя - в действительности - нет,
только все мое житье-бытье
меньше, чем отсутствие твое.

                           2
Не хочу ни тела, ни души! -
зачеркни меня, перепиши,
ведь естественнее естество
не из праха, а из ничего:
задыхаясь в лабиринте, мышь
вырывается из тела - в мысль.

                           3
Самосовершенствование? -
бабочки на ржавом острие:
в мертвой зоне квазибытия
с каждым днем я дальше от себя
и тебя… Усердие и труд
все и в самом деле перетрут.

                           4
Посмотри: ни хлеба, ни вина
у меня - нет, есть одна вина
(та, которую не искуплю!)
праха, устремленного к нулю,
вкручивающегося, как винт,
в твой сырой и темный лабиринт.

 

***
Ждали: поднесут его на блюде,
Как заокеанский ананас…

Будущее – то, чего не будет,
то есть настоящее без нас.
И не жалко времени. Его-то
не убудет: было – будет – есть,
будто труп, пропитанный тавотом,
мазью-шмазью, чем еще? – бог весть!..

Поделом и – как еще? – по вере,
ну по крайней мере – на погост.

Только мы сгораем в атмосфере
(это непрерывный холокост),
задыхаясь, чада всесожженья,
дети катакомб и гекатомб..
Прав мудрец брадатый: нет движенья.
Где-то там, внутри, заглушка, тромб…
Трубы апокалипсиса смяты.
Отменен шопен.

Это труп клочком вонючей ваты
заглушает рев морских сирен.

* * *
Как-нибудь ведь да добреду,
дотяну свою колею,
хоть ощипан и хром пегасик,
так чего ж я в одну дуду
дую - жалуюсь, слезы лью
горько, как заповедал классик?

И не скажешь, что жил один,
как какой-нибудь там король:
кто-то все понукал и тыкал
мордой в грязь, мол, давай, кретин,
перекатная рвань да голь,
бедолага и горемыка!

А чего же ты, мол, хотел?
Ну не знаю… того-сего…
За ненадобностью хотелка
атрофировалась, пострел
отстрелялся и - ничего!
У одра только смерть-сиделка

бодрствует до утра со мной,
вяжет-шьет-распускает-ждет,
как костлявая Пенелопа…
Преисподний осенний зной
леденит, расплавляет, жжет.
Ждешь и сам, зная, что прохлопал

все, всего. Ждешь всего. Назло
самому себе, смех до слез
вызвав у самого себя же.
Холодно. Чуть теплей. Тепло…
Горячо! Это не всерьез.
Поиграй еще, друже-враже!

 

В МЕТРО

Триптих
                                   Леониду Виноградову

                           1
не пей в общественных местах
и не ебись как ни проси я
не то тебя прищучит страх-
овое общество РОССИЯ

                           2
сползая с лестницы подземки
не заливай что все туземки
потенциальные шахидки:
есть и обычные бандитки

                           3
я никогда не пью в метро
американское ситро
а пью кичась поллитра
очаковского сидра

 

Из книги "Караван"
                                    шел один верблюд,
                                    шел другой верблюд,
                                    шеоол целый караван!
                                    
                                    . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

                                    сдох один верблюд,
                                    сдох другой верблюд,
                                    сдооох целый караван!

1
жизнь приближается к концу,
а мне ни холодно ни жарко:
я зеркало поднес к лицу
и прямо в эту рожу харкнул!

------

1
врачиха выдала мне сразу:
"еще от силы год и -- в морг!"
я бы послал ее, заразу,
но что я в коридоре мог,
пришпиленный к железной палке
с баклагой сверху?..
                                    шебурша,
шуруют шваброй санитарки,
и в пятки прячется душа.

------

1
колдовской, достоевский, авгурский.
вот уже тридцать с хвостиком лет,
снится питерский, пусть петербургский,
только не петербурЖский! -- рассвет.

2
кричал кривулин: "красовицкий!",
а я артачился: "чертков!"...
и красовался строй советский,
смеясь над парой дурачков.
бабахали на стрелке пушки,
взвивался в небо фейерверк,
и прыгал лермонтов. а пушкин,
разинув рот, смотрел наверх!..

какая может быть обида,
когда в бедламе, в злобе дня
ни стася нет. ни леонида,
ни вити, ни, считай, меня?

3
дверной звонок внезапно звякал
(вот уж некстати!), и вбегал
простой прозаик женя звягин,
который графа льва ругал.
изалека почуяв бренди,
вбегал, внедряя домострой,
и пил... все остальное -- бредни:
"нет, достоевский!" -- "нет, толстой!"..

а там -- сиял огнями невский...
плыл стол с бутылкою пустой...
и что толстой, что достоевский,
что достоевский, что толстой...

4
а пока переминались,
еле двигались к ларьку,
два прозаика смеялись,
объясняя дураку:
"что возьмешь с провинциала! --
чехов это дважды два:
при-ми-тив... но -- для начала --
почитай на-бо-ко-ва"...

выпив,все-таки простили,
потрепали по плечу:
"в этом духе, в этом стиле,
в этом..." в общем, я молчу.

5
и сказал капитан кагебе:
"ну зачем это надо тебе? --
там же психи одни... пидорасы...
в массы надо идти тебе, в массы!"

я потом протокол подписал
и пошел... ну, куда он послал.

было холодно, мрачно и сыро.
и мутило меня от чифира
кагэбэшного...

6
обрыдла зощенке ЛИТЕРАТУРА,
поэтому он стал писать свое:
явилась пролетарская культура,
и сказкой расцвело житье-бытье.

7
говорил мне шер с недоуменьем:
"вот сижу я, как всегда, в сайгоне
и гоню блядям свою нетленку,
я гоню, а девки наливают.
вдруг одна и вякает: мол, "это
хорошо,но ожиганов лучше!"
я тогда гоню чего покруче...
"хорошо, но ожиганов лучше!"
я тогда ей пушкина читаю...
"хорошо, но ожиганов лучше!"
ну и что со всем мне этим делать?"

отвечаю: "успокойся, витя!
ты у нас один король сайгона,
все твои -- сайгонские девицы,
за одним, возможно, исключеньем,
да и то -- до будущей недели."

8
в туалете эрмитажа
алексеев и охапкин
пели: ария... романс...
и по залам вдовья стража
приставляла к ушкам лапки.
был прекрасный резонанс.
мы -- работники хозчасти,
нам и море по колено,
пусть мы по уши в дерьме:

все как будто в нашей власти,
все прекрасно, все нетленно.
и бессмертье на уме!

 

-----

                                                 памяти Бориса Викторова
1

хоронили бедного бориса
восемнадцатого октября.
и как театральная кулиса
высилась стена монастыря.
кто с высокой паперти на дольний
мир глазел, кто шастал за стеной...
а перед высокой колокольней
клен лоснился мертвой желтизной.
поп топорщился за аналоем,
действо длилось полтора часа...
плыло пламя желто-голубое
в бледно-голубые небеса.

все потом столпятся у могилы,
слушая, как молотки стучат,
веруя, что ангелы и силы
встретят душу у отверстых врат.

2
идеальна замкнутость круга.
вырываться? -- чего бы ради?..

я сижу на могиле друга,
а точней -- на ее ограде.
пью молдавский коньяк, вернее,
приднестровский (он и дешевле)...
как сказал бы мудрец в фернее,
лучше в американской сельве
грызть вареную кукурузу,
под седалище сунув скальпы,
чем, шары загоняя в лузу,
лезть с суворовым через альпы.
то есть выбора нет, товарищ
сартр: сыграв, покидаешь сцену.
после смерти не отоваришь
жизнь, не сможешь назначить цену,
ведь вселенная -- захолустье,
как сказал знаменитый тезка...

и растет на могиле кустик
безымянно, светло, неброско.

встретят душу у отверстых врат.

Комментарии

  1. # · 2 Июнь 2015, 08:17

    Весьма скучно-нудные посредственные стишки. А самомнения и самолюбования выше крыши…

    — Владислав

Как оставить комментарий?

Как оставить комментарий?

Для того, чтобы оставить комментарий к статьям на нашем сайте,
Вам не нужно регистрироваться!
Просто напишите свой отзыв, укажите имя или ник и действующий адрес электронной почты (он нужен только для модератора и не отображается на сайте).
Ваш комментарий появится в ближайшее время после проверки модератором.
Заранее благодарим за оставленный отзыв!

close resize
 
Поэтическая серия"Цирк "Олимп"+TV"
Поиск по сайту
ЦИРК «ОЛИМП»
№1 (1995) - № 33 (1998)
Новости
2 Ноябрь 2017
«Цирк «Олимп»+ТВ», Радио «Эхо Москвы» в Самаре и информационное агентство «Засекин» представляют вторую литературную контекстную акцию из цикла «Поэзия в поддержку прямоговорящих» - «Накануне революции: 1917 – 2017».
13 Апрель 2017
Информационное агентство «Засекин», «Цирк «Олимп»+ТВ» и Радио «Эхо Москвы» в Самаре 14 апреля 2017 года с 19:30 по московскому времени представляют литературную благотворительную акцию «Вкус времени: поэзия в поддержку прямоговорящих».
19 Февраль 2017
Выдающемуся русскому поэту, эссеисту, публицисту, гражданину и человеку Льву Рубинштейну 19 февраля 2017 года исполнилось 70 лет!